Top.Mail.Ru
Архивы Юридические новости - Expert Portal.ru

Рубрика Юридические новости

Бизнес Европы устал от патентных троллей. Наш, видимо, еще нет.

Более 30 компаний требуют от ЕС принять меры по защите от патентных шантажистов

Группа из 35 компаний, в том числе Volkswagen, HP, Samsung, BMW, Apple и Microsoft, обратилась в Еврокомиссию с требованием принять меры против так называемых патентных троллей — компаний, занимающихся массовой скупкой патентов, чтобы потом зарабатывать на их продаже или судебных разбирательствах. Компании хотят от Еврокомиссии систематизации патентного права и выработки стандартов, в соответствии с которыми регуляторы, местные власти и судебные инстанции ЕС будут делать приоритет на развитии технологий и не будут идти на поводу у тех, кто препятствует их практическому внедрению.

Письмо 35 компаний направлено в адрес еврокомиссара Тьерри Бреттона, отвечающего за промышленное и технологическое развитие (письмо имеется в распоряжении “Ъ”). Первой о нем сообщила Financial Times (FT). Представители бизнеса просят ЕС систематизировать правила игры в патентном праве так, чтобы недобросовестные участники рынка не могли манипулировать им, тормозя развитие технологий.

«Эта проблема нарастала много лет. Она вредит и небольшим, и крупным компаниям, но пока еще ничего не было сделано для ее решения»,— пояснили “Ъ” в подписавшей письмо брюссельской ассоциации IP2Innovate, борющейся за упорядочивание патентной системы в ЕС. Ее исполнительный директор Патрик Оливер отметил: «Наш опыт показывает, что европейская патентная система не работает как следует. Это подрывает потенциал Европы в глобальной конкуренции на рынке технологий. Еврокомиссии нужно принять меры, которые бы помешали троллям манипулировать патентной системой». В октябре прошлого года IP2Innovate привлекла внимание альянса немецких партий ХДС/ХСС, входящего в правящую коалицию, к проблеме «патентных троллей» в Германии. Представители альянса выразили свою озабоченность проблемой и предложили варианты ее решения.

Представители бизнеса, в частности, хотят систематизировать работу патентной системы в ЕС так, чтобы суды не прибегали к автоматической блокировке той или иной разработки при подаче иска даже по одному патенту, входящему в технологию. «Мы призываем Тьерри Бретона создать проект методического руководства, которое бы решало проблему имеющегося дисбаланса в патентной системе, в частности стимулировало применение принципа пропорциональности судебных решений в тех или иных странах при патентных делах, как это и рекомендуется европейским законодательством»,— говорится в письме.

Компании предлагают следующий список факторов, «которые бы принимали во внимание европейские суды при разбирательстве по патентным делам»:

  • основывается ли защита патента в суде позицией компании по защите своего положения на рынке и защиты своих продуктов, использующих данную технологию, либо позицией извлечения только личной выгоды за счет компенсации от использования лицензии на патент;
  • создает ли судебный запрет на использование того или иного патента непропорциональный перекос по отношению к использованию всей запатентованной технологии — подобно тем случаям, когда один незначительный патент может заблокировать использование всей технологии или продукта с использованием большого числа других патентов;
  • масштаб воздействия судебного запрета на ответчика в сравнении с выгодой истца, владеющего патентом;
  • масштаб воздействия судебного запрета на общественность и третьи стороны.

В США компании уже давно пытаются бороться с «патентными троллями». В 2014 году компании Canon, Google и разработчик программного обеспечения opensource Red Hat создали ассоциацию LOT (License on Transfer) Network, участники которой договорились об обмене технологиями в случае подачи исков от «патентных троллей». Кроме того, ассоциация оказывает юридическую помощь своим членам в судебных разбирательствах.

В настоящее время патентный пул LOT Network составляет около 1,1 млн патентов, в ассоциацию входит более 400 компаний, в том числе Tesla, Alibaba, Ford, GM, Lenovo, Walt Disney, Volkswagen, Logitech, Electronic Arts, Oracle.

В минувший вторник к ассоциации присоединилась компания IBM, добавив в общий пул около 80 тыс. своих патентов. В апреле 2015 года Google объявила о запуске экспериментальной платформы Patent Purchase Promotion, которая позволяет компаниям выставлять на продажу свои патенты, чтобы потом их могла приобрести Google. Таким способом американская корпорация хочет избежать различных конфликтов и споров, которые возникают на рынке патентов.

https://www.kommersant.ru/doc/4221245

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Долги передаются по наследству

Верховный суд РФ (ВС) дал кредиторам шанс привлечь наследников умершего замдиректора компании-банкрота к субсидиарной ответственности. Мотивы такого решения, а также условия, при которых претензии к наследникам контролирующих должника лиц (КДЛ) будут возможны, станут известны позднее, после опубликования полного текста судебного акта.

Экономическая коллегия ВС в понедельник отменила решения нижестоящих инстанций и направила на новое рассмотрение дело о субсидиарной ответственности наследников контролирующих должника лиц, что дает кредитору возможность добиться их привлечения. Решение ВС вынесено в рамках дела о банкротстве ООО «Амурский продукт», кредитор которого ООО «РН-Востокнефтепродукт» (структура «Роснефти») с ноября 2018 года требует привлечь к субсидиарной ответственности на 273,49 млн руб. лиц, по мнению компании, контролировавших должника. Среди ответчиков значились также вдова и дети умершего замдиректора компании Михаила Шефера (погиб в 2015 году).

Ранее суды трех инстанций сочли, что к наследникам подобные претензии предъявлены быть не могут, так как долги по субсидиарной ответственности неразрывно связаны с личностью и не сохраняются после смерти лица. Однако «РН-Востокнефтепродукт» добился передачи вопроса об ответственности наследников КДЛ в экономколлегию ВС.

Кредитор настаивал, что наследники могут нести субсидиарную ответственность, рассматривая ее как деликтную (возникшую вследствие причинения вреда),— она не исчезает со смертью гражданина.

Кроме того, компания приводила доводы о том, что заместитель директора был КДЛ, фактически управлял должником и аффилированными с ним юрлицами, а также был фигурантом уголовного дела о хищении нефтепродуктов, переданных на хранение компании-банкроту, которое было прекращено в связи с его смертью. Сестра гендиректора «Амурского продукта» Степана Руденко (уже привлеченного к субсидиарной ответственности) была супругой господина Шефера. Сам господин Руденко в суде настаивал, что именно под руководством Михаила Шефера происходило хищение нефтепродуктов, хранящихся у должника.

Дело о возможности переноса субсидиарной ответственности на наследников контролирующих должника лиц вызвало большую дискуссию среди юристов, мнения которых разошлись. Исходя из сегодняшнего решения ВС, к наследникам, судя по всему, могут быть предъявлены претензии по долгам банкрота — но в каких случаях и при каких условиях, станет ясно лишь после публикации мотивировочной части судебного акта.

Екатерина Волкова

На фоне крайне низкого погашения долгов за счет имущества банкротов их кредиторы ищут новые механизмы по возврату средств, предъявляя претензии все более широкому кругу лиц. Теперь под прицелом оказались родственники контролирующих должника лиц (КДЛ — владельцы и руководители обанкротившихся компаний). Уже два подобных дела с требованиями привлечь к субсидиарной ответственности жен и детей руководителей банкротов переданы на рассмотрение Верховного суда (ВС). До сих пор суды не распространяли субсидиарную ответственность на родственников живых и наследство умерших КДЛ — но юристы предполагают, что решения высшей инстанции могут резко изменить судебную практику.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4187988?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=amplifr_social

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.tu

Законопроект о микрогенерации

Госдума в среду планирует завершить принятие закона о микрогенерации, который, по замыслу разработчиков, призван подстегнуть распространение в России частных мини-электростанций на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) — прежде всего солнца и ветра. Но солнечные панели на крышах и ветряки на дачных участках, по-видимому, у нас пока не станут таким же массовым явлением, как в других странах. Пройдя второе, основное чтение, законопроект утратил главное, что могло бы простимулировать развитие домашней и при этом «зеленой» энергетики в России, считают эксперты. Депутаты согласились с позицией Минэнерго, которое выступило против полноценной схемы двунаправленного счетчика, когда плата за потребленную из сети энергию в конце месяца уменьшается на стоимость той, что потребитель произвел сам и отдал в сеть.

Принимаемые Думой поправки в ФЗ-35 «Об электроэнергетике» впервые вводят в федеральный закон само понятие микрогенерации. Ее объектами признаются частные электростанции мощностью до 15 кВт. При принятии законопроекта во втором чтении было уточнено, что это ограничение касается не установленной мощности, а реально выдаваемого в сеть объема энергии, ведь ее выработка солнечными панелями и ветрогенераторами сильно зависит от погодных условий. При этом производить энергию для своих нужд могут как организации, так и обычные частники-домовладельцы. И тем, и другим закон разрешает продавать излишки энергии в общую сеть. Причем если этим будет заниматься физлицо, это не будет считаться предпринимательской деятельностью. Ранее правительство также инициировало поправки в Налоговый кодекс, согласно которым доходы от таких сделок освобождаются от уплаты НДФЛ до 1 января 2029 года. 

Важным пунктом принимаемого закона стало то, что если владелец объекта микрогенерации действительно решит избавиться от излишков выработанного им электричества, гарантированный поставщик энергии, действующий в этой местности, будет не вправе отказать в заключении такого договора. Но на этом хорошие новости заканчиваются.

Самое главное изменение, которое подоспело ко второму чтению, — это отказ от сальдирования переданной в сеть и потребленной оттуда энергии, исходя из средней цены киловатт-часа.

Взаимозачет или net metering — одна из двух основных схем поддержки микрогенерации, используемых в мире. Хозяину объекта микрогенерации это выгодно, потому что в его доме стоит двунаправленный счетчик. Ночью, в пасмурную или безветренную погоду панели и ветряки бесполезны, и потребитель берет электричество из общей сети. При этом он знает, что в конце месяца ему зачтут стоимость киловатт-часов, сброшенных в общую сеть, когда ярко светило солнце или дул достаточный ветер. Второй способ поддержки владельцев домашних ВИЭ-станций — это так называемый «зеленый тариф» (feed-in tariff): энергокомпании покупают у частника выработанные им излишки по более высокой цене, чем продают энергию обычным потребителям, а разницу компенсирует государство. 

В России сразу отказались от «зеленого тарифа», но и на полноценный взаимозачет с энергосбытовыми компаниями владельцам небольших энергетических установок, похоже, рассчитывать не придется. Во всяком случае пока. На позицию депутатов повлияло письмо, которое в профильный комитет Госдумы направила статс-секретарь — заместитель министра энергетики Анастасия Бондаренко. В нем сказано, что министерство не может поддержать закрепление механизма сальдирования с применением средней розничной цены. К финальному чтению в Госдуме законопроект подошел с формулировкой, из которой следует, что энергия у частников будет закупаться по ценам, «не превышающим цены на приобретаемые на оптовом рынке гарантирующими поставщиками электрическую энергию и мощность». Говоря проще, продавать свою энергию владельцы частных электростанций будут в 1,5-2 раза дешевле той, за которую заплатят как обычные потребители.

Эксперты не скрывают своего разочарования. Новая редакция законопроекта означает, что собственникам солнечных и ветряных установок вряд ли будет выгодно что-то отдавать в сеть.

Скорее, они предпочтут продолжить вкладываться в накопительные устройства, считает Николай Попов, генеральный директор «Хевел Ритейл» (группа «Хевел» — крупнейшая в России интегрированная компания в области солнечной энергетики). «Как участники розничного рынка мы видим отложенный спрос со стороны физических лиц — все ждут нормативную базу. Для микрогенераторов принципиально важно сохранить ключевой смысл законопроекта — возможность сальдирования объемов произведенной и потребленной электроэнергии в киловатт-часах. Этот подход был заложен изначально, и позволил бы сразу на несколько лет сократить срок окупаемости оборудования для простых потребителей. В Подмосковье при текущем тарифе около 5 рублей срок окупаемости установки на отдельный дом или коттедж не превысил бы 10 лет при сроке службы солнечных модулей не менее 25 лет», — сказал Попов Znak.com.

Илья Лихов, генеральный директор Neosun Energy (компания также специализируется на разработке автономных энергосистем, в том числе солнечных электростанций и систем хранения энергии) называет отказ от сальдирования «странным решением». На его взгляд, это противоречит и интересам потребителей, и мировой практике. Следовательно, развитие микрогенерации на основе ВИЭ в России продолжится так, как шло до сих пор — без оглядки на государство и без ожиданий, что оно будет помогать.

«Сам факт принятия Госдумой закона — это, конечно, хорошо, но, боюсь, для потребителя он в текущей редакции может оказаться слишком сложным, а значит, не станет дополнительным мотивом для перехода на собственную генерацию. В итоге потребители просто проигнорируют закон, а при принятии решения будут руководствоваться другими мотивами — в первую очередь, соображениями экономической выгоды», — считает эксперт. По словам Лихова, сегодня есть достаточно недорогих технических решений, чтобы ограничить выдачу энергии в общую сеть и сохранить ее для собственных нужд. Именно такие возможности будут искать и простые домовладельцы, и бизнес.

Позиция Минэнерго — максимально консервативная, поясняет логику профильного министерства один из собеседников Znak.com. С одной стороны, по прогнозам правительства, на всю ВИЭ-генерацию, включая промышленную, к 2024 году будет приходиться не более 2% всего энергобаланса страны. Но с другой, Минэнерго как-то уж явно напугано перспективой массовости «солнечных крыш». Видимо, опасаясь, что это может создать ненужное влияние на энергосистему и нарушить сложившееся ценовое регулирование. 

Дело в том, что сейчас вся генерация продает киловатт-часы по оптовой цене, а в розничную цену заложены расходы на передачу и сбыт, которые вынуждены оплачивать конечные потребители. Но потребителям это не нравится, и по мере возможностей, с развитием технологий они будут стараться уходить в собственную, частную генерацию, считает эксперт. Проблема в том, что поскольку принимаемый закон не стимулирует частников оставаться в общей сети, они будут от нее отключаться. Когда это явление станет по-настоящему массовым, именно оно может стать испытанием для энергосистемы, сказавшись, в первую очередь, на объемах передачи энергии. Чем меньше эти объемы, тем дороже сама передача, а значит, выше стоимость энергии для конечного потребителя и больше его желание найти альтернативу. Получается, оберегая энергосистему, регулятор тем самым рискует поставить ее под удар.  

Источник: https://www.znak.com/2019-12-10/eksperty_v_rossii_prinimaetsya_strannyy_zakon_o_domashnih_elektrostanciyah

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.u

Комментарий Expertportal.ru: Как у Булгакова в «Мастере и Маргарите»? Трусость — самый страшный грех

Верховный суд — о приобретательской давности

Некая гражданка — хозяйка половины дома в Подмосковье попросила отдать ей другую половину строения и землю в придачу, потому как наследники соседней недвижимости не проявили к своей собственности никакого интереса. Местные суды гражданке отказали, а Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда встала на сторону истицы. И в своем решении объяснила, почему странные на первый взгляд требования этой женщины совершенно законны.

Все началось с того, что в суд Луховицкого района Московской области поступил иск следующего содержания. Истица попросила признать за ней право собственности на половину дома и половину участка при этом доме. Вторую половину дома и земли она получила много лет назад по договору дарения от предыдущего собственника. Да, призналась истица, у половины, которую она просит, есть собственники — мужчина и женщина, но они своим добром не пользуются и фактически от него отказались. Она же больше 15 лет владеет всем домом и всей землей, как своими собственными. Это, по ее мнению, и есть основание для того, чтобы стать хозяйкой на основании так называемой «приобретательной давности».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда спор изучила и сказала, что жалоба истицы справедлива, а в решениях, принятых местными судами, есть «нарушения норм материального права».

В далеком 1991 году умерла хозяйка небольшого дома. Наследниками стали ее сын и дочь, каждый из которых получил по половине дома и участка. Еще через пару лет умерла дочь, ее часть дома и участка досталась ее сыновьям. Они оформили каждый на себя по четвертинке.

Собственница половины дома и участка посчитала, что так как давно одна живет в доме, а соседи не появляются, то имеет право получить их часть дома и земли

Доли дарили и передаривали. В итоге собственницей половины дома стала истица.

С тех пор она жила в доме одна. И хозяйка отправилась в суд просить отдать ей чужую половину дома. Райсуд заявил, что гражданка не может считаться добросовестным собственником. А то, что эти люди ни разу не появлялись, ничего не значит. Ведь они официально от своих прав собственников не отказывались.

Областной суд с такими выводами согласился. А вот Верховный — нет. Начал свои разъяснения Верховный суд с 218-й статьи Гражданского кодекса. Именно она объясняет, кто может претендовать на чужое имущество.

В статье говорится, что человек может получить право собственности на имущество, у которого нет хозяина, хозяин которого неизвестен или у которого есть собственник, но он либо отказался от него, либо «утратил право собственности по иным основаниям».

В следующей статье того же кодекса, 234-й, говорится следующее. Если человек, не будучи собственником недвижимости, владеет ею добросовестно, открыто и непрерывно пятнадцать лет, то приобретает право собственности. Это называется «в силу приобретательной давности». Причем, ссылаясь на давность владения, человек может ко времени своего владения присоединить время, в течение которого этим имуществом владел тот, кто был до него.

По поводу «приобретательной давности» был специальный Пленум Верховного и Высшего арбитражного судов (N 10 и N 22 от 29 апреля 2010 года). Там сказано, как поступать судам, когда они рассматривают такие иски, какое владение считается добросовестным, и как считается давность владения.

Наличие у имущества так называемого «титульного» собственника не исключает возможность приобретения права на него другим человеком

Верховный суд подчеркнул — приобретательная давность считается законным основанием возникновения права собственности на имущество, если им владели непрерывно, открыто и добросовестно. А наличие так называемого «титульного» собственника не исключает возможность приобретения права собственности другим человеком.

Для получения права собственности по приобретательной давности необязательно, чтобы собственник «совершал активные действия, свидетельствующие об отказе от собственности или объявлял об этом». Достаточно того, что он долгое время «устранился от владения», не проявляет интереса к своей собственности, ее не содержит, и она, получается, фактически им брошена.

Источник: https://rg.ru/2019/11/27/vs-rf-raziasnil-kak-mozhno-poluchit-v-sobstvennost-chuzhuiu-nedvizhimost.html

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

В какой стране делить совместно нажитое имущество

Елена Васильева* подала в суд иск о разделе совместно нажитого с мужем Виктором* имущества. Она попросила суд разделить совместно нажитое имущество супругов, находящееся как на территории Российской Федерации, так и за её пределами.

Суд возвратил иск в части раздела совместно нажитого имущества, находящегося за пределами России: он исходил из того, что такие требования не подлежат рассмотрению в российских судах общей юрисдикции, а могут быть рассмотрены компетентными судами иностранных государств по месту нахождения имущества.

Коллегия ВС по гражданским делам объяснила, что такие споры направлены на изменение режима совместной собственности супругов. То есть вывод о том, что истец вправе разделить спорное имущество исключительно в компетентном суде иностранного государства по месту нахождения недвижимого имущества, является ошибочным. «Такого рода иски подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором», – подчеркнул ВС.

Источник: https://pravo.ru/news/216450

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Как правильно считать неустойку по алиментам

При задолженности по алиментам на сумму долга начисляется неустойка. В Семейном кодексе описано, как её посчитать. Но на практике с этим могут возникнуть проблемы. В одном из дел разбираться в тонкостях вычислений пришлось коллегии по гражданским спорам Верховного суда.

За алиментами – в суд

Ольга Миллер* развелась с мужем. Ребёнок остался с ней, а суд постановил взыскивать с отца алименты в процентах от дохода и 10 минимальных размеров оплаты труда. Но тот деньги не платил, а сына полностью содержала мать. 

Спустя некоторое время женщина подала в суд на экс-супруга. Она потребовала взыскать с неплательщика задолженность, неустойку из-за несвоевременной выплаты, а заодно лишить его родительских прав в отношении их общего сына и возместить судебные издержки. По словам Миллер, бывший супруг также не участвует в жизни ребёнка и не заботится о его здоровье и развитии, поэтому нужно также лишить его родительских прав.

полностью отказал заявителю. Краснодарский краевой суд отменил решение в части и принял новое: удовлетворить требования Миллер о взыскании неустойки. Другая часть акта первой инстанции осталась без изменения: невыплата алиментов – это не повод, чтобы лишать родительских прав. Краевой суд исходил из расчёта неустойки, предоставленного истцом. Согласно семейному законодательству, при образовании долга по вине плательщика алиментов он должен выплатить неустойку в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки. Сославшись на это положение, неустойку посчитали так: сумму общей задолженности по алиментам (226 439 руб.) умножили на общее количество дней просрочки (1163), а затем умножили на 0,5%. В итоге сумма составила 1,32 млн руб. Апелляционное производство в части требований о взыскании задолженности по уплате алиментов прекратили.

Неплательщик алиментов обжаловал решение в Верховном суде. Дело (№18-КГ19-123) рассмотрела коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Александра Кликушина. ВС указал, что в апелляции посчитали неустойку неправильно. Коллегия напомнила, как именно нужно это делать.

Согласно семейному законодательству, если алиментный долг возник по вине плательщика, он платит неустойку в размере 0,5% от суммы всей задолженности за каждый день просрочки, согласился ВС. Но то, как именно производить подсчёт, уточняется в п. 64 Пленума ВС № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов». 

Надо учитывать, что алименты – это ежемесячный платёж. Следовательно, неустойку надо определять по каждой просроченной сумме ежемесячного платежа и количеству дней его просрочки (на день решения суда о взыскании неустойки). 

Но апелляция выбрала ошибочную схему расчёта, а также не проверила, правильно ли вычислена сумма основного долга. Нужно было учитывать, что ответчик считал подсчёты неверными. Суду следует использовать расчёт задолженности по алиментам, который сделал пристав, и изучить доводы сторон о том, правильный он или нет, указал ВС. 

ВС отменил решение апелляции в части и направил этот вопрос на новое рассмотрение обратно в апелляцию. В остальной части апелляционное определение осталось без изменений (прим. ред. – пока ещё не рассмотрено).

Расчёт неустойки за несвоевременную выплату алиментов – очень кропотливая работа. В соответствии с п. 2 ст. 115 СК производит её судебный пристав-исполнитель, это делается помесячно по заявлению взыскателя. 

Немного математики

Размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в долях к заработку должника, определяется исходя из заработка и иного дохода должника за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось. 

Расчёт производится по формуле:

Д х Р = Σ, 

Д – значение ежемесячного дохода лица, обязанного к выплате алиментов, с вычетом налога на доходы физических лиц;
Р – размер удерживаемых алиментов в долях к заработку и иному доходу должника (1/6, 1/4, 1/3, 1/2);
Σ – сумма ежемесячных алиментов.

А если должник не работал или не представил документы, подтверждающие его доход? Тогда задолженность по алиментам определяется из размера средней заработной платы в России на момент взыскания долга (ч. 3 ст. 102 закона, ст. 113 СК).

После получения справки пристава о суммах ежемесячных алиментных платежей идёт расчёт неустойки = размер долга за период x число дней просрочки х 0,1%. 

На практике судебные приставы-исполнители не имеют много времени для правильного расчёта задолженности, что приводит к ошибкам, говорит адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова: «Например, учитывается лишь одно место работы должника. Дополнительный заработок не учитывают».

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

источник: https://pravo.ru/story/215942

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Рассуждения о налогах и недвижимости

Компании доначислили налог за «искусственный» учет движимого имущества

Налоговые органы сочли искусственным учет оборудования как движимого имущества отдельно от единого объекта недвижимости и доначислили компании 26,5 млн руб. налогов

Отмена с 2019 года налога на движимое имущество спровоцировала рост судебных споров. Без утвержденных критериев движимого и недвижимого имущества суды по-разному трактуют разъяснения Минфина, ФНС и выводы Верховного суда, отмечают опрошенные РБК юристы.

Бизнес полностью освободили от налога на движимое имущество с 1 января 2019 года, чтобы сгладить негативный эффект от повышения НДС до 20%. Предполагалось, что льгота повысит стимулы предприятий обновлять оборудование, ускорит инвестиции и поспособствует развитию промышленности.

Суды все чаще поддерживают доначисления налогов на оборудование, основывая решения не на экспертизе спорных объектов, а признавая искусственным учет оборудования отдельно от единого объекта недвижимости, рассказал РБК партнер, руководитель практики разрешения споров КПМГ Андрей Ермолаев. Характерным примером стало решение суда по делу компании «Воркутауголь».

«Воркутауголь» за свой счет реконструировала заброшенное здание школы в Воркуте в профилакторий для горняков. Оборудование специально построенной теплоэлектростанции компания учла как движимое имущество, которое освобождено от налога. Налоговая инспекция не согласилась и доначислила 26,5 млн руб. налогов.

В Налоговом кодексе нет определений движимого и недвижимого имущества. По Гражданскому кодексу к недвижимому относятся земельные участки, здания, сооружения, объекты капитального строительства, которые невозможно без ущерба переместить. Основным критерием недвижимости считается технологическая связь — когда объект не может работать без подключения к другому оборудованию или в отрыве от здания.

Ранее ФНС разъясняла, что оборудование не является недвижимостью, если работает самостоятельно и его можно без ущерба демонтировать. В суде «Воркутауголь» попыталась доказать, что оборудование теплоэлектростанций может быть демонтировано и перемещено, предоставив техническую документацию, письма производителя и т.п. Однако суд поддержал налоговые органы.

В данном деле суд ошибочно признал оборудование недвижимостью, прокомментировал РБК партнер Taxology Алексей Артюх: «В продаже встречаются подержанные теплоэлектростанции — их можно перевезти без потери качества и смонтировать на новом месте».

Без утвержденных критериев движимого и недвижимого имущества в судебной практике происходят «разброд и шатания», отмечает юрист. По очень схожим обстоятельствам суды иногда принимают противоположные решения. Например, в одном случае трансформаторную подстанцию признали недвижимым, в другом — движимым имуществом.

Надежду бизнесу на определенность дало разъяснение Верховного суда по делу архангельского «Лесозавода 25». Это решение дало основания полагать, что оборудование внутри цеха можно признавать движимым имуществом и освобождать от налога.

Однако после решения Верховного суда (ВС) единообразия в судебной практике не наступило. Налоговые органы и суды могут игнорировать решения ВС, потому что они касались специфичной ситуации конкретного предприятия, пояснил Андрей Ермолаев.

Переквалификация в движимое имущество не всегда связана с желанием компаний уклониться от уплаты налогов, отмечают юристы. До отмены налога многие компании просто не задумывались, к какой категории относится имущество, или наоборот, старались зарегистрировать и поставить на кадастровый учет как можно больше объектов, отмечает Ермолаев. В результате многие столкнулись с ситуацией, когда один и тот же объект может быть представлен как движимым, так и недвижимым имуществом.

Из-за неопределенности Российский союз промышленников и предпринимателей предлагал вовсе вернуть налог, но вдвое снизить ставку, и Минфин готов рассмотреть эту идею. Возврат налога со снижением ставки, с одной стороны, снизит размер доначислений, но споры не прекратятся. Чтобы устранить пробелы в законодательстве, Минфин готовит специальный законопроект о разграничении движимого и недвижимого имущества. Пресс-служба ФНС не ответила на вопросы РБК. Подробнее о том, почему суды все чаще поддерживают доначисления налогов на оборудование — читайте в материале «РБК Pro».

данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://www.rbc.ru/economics/26/11/2019/5ddbee4b9a7947ccd697d834?from=from_main

ФАС оштрафует «Билайн» за ненадлежащую рекламу

Федеральная антимонопольная служба уличила оператора связи «Билайн» в недостоверной рекламе. Компании грозит штраф в размере от 100 до 500 тысяч рублей.

Речь идёт о рекламе безлимитного интернета, которая распространялась на телевизионном канале ТНТ летом 2019 года. Нарушения, допущенные оператором, были весьма обычными для рекламного рынка: на большей части экрана демонстрировалась надпись, обещающая безлимитный интернет всем клиентам в течение трёх месяцев. Условия же акции, накладывающие на неё ограничения, транслировались внизу экрана мелким шрифтом (не более пяти процентов от площади экрана) в течение двух секунд, из-за чего ознакомиться с ними в прямом эфире не было возможности.

Комиссия ФАС провела расследование и установила, что безлимитный интернет доступен вовсе не на всех тарифах, как гласила главная надпись. Поэтому  подобная форма распространения условий не соответствует российскому законодательству, в частности пункту 2 части 3 статьи 5 и части 7 статьи 5 Федерального закона «О рекламе». В результате оператору было вынесено предписание с требованием устранить нарушение, а также возбуждено дело об административном нарушении.

данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://nag.ru/news/newsline/105678/fas-oshtrafuet-bilayn-za-nenadlejaschuyu-reklamu.html

Верховный суд разъяснил, когда наследство лучше не принимать

Судебная статистика показывает: нередко встречаются жизненные ситуации, когда наследство может принести человеку, которому оно досталось, одни проблемы. Причем не только моральные, но и материальные. Речь о наследстве, обремененном долгами. Не выполненные человеком при жизни обязательства перед разными организациями и отдельными гражданами могут серьезно осложнить жизнь его наследникам. Так как правильно и законно поступать тем, кто столкнулся с подобной проблемой?

Наша история началась на юге страны, где суды взыскали с дочери долги по кредиту ее покойного отца. Местные суды посчитали, что раз гражданка приняла наследство, то обязана рассчитаться с кредиторами отца. Но вот Верховный суд с выводами своих коллег соглашаться не стал.

Иск в районный суд подал крупный банк. Он попросил возвратить 537 829 рублей. Таков был долг гражданина по потребительскому кредиту. История же кредита такова. Гражданин взял в 2010 году кредит в банке. А спустя четыре года — скончался. Банк решил получить эту сумму с детей умершего. Районный суд Сочи удовлетворил иск финансистов. Суд пришел к выводу, что наследство приняла только дочь — это подтверждалось справкой нотариуса. С нее и были взысканы долги покойного. Краевой суд с этим согласился.

Тогда проигравшая суды дочь попросила Верховный суд проверить решения местных судов. В итоге Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что доводы ответчицы заслуживают внимания. По заявлению дочери выходило, что наследственного имущества нет. А местные суды уверяли, что это документально не подтверждено.

Наследник отвечает по долгам в пределах стоимости перешедшего ему по наследству имущества

Верховный суд напомнил коллегам главное — в таких спорах необходимо установить следующие моменты: каково количество наследников, выяснить состав наследственного имущества, определить его стоимость и уточнить размер долгов, которые нужно взыскать с наследника. По мнению Верховного суда, в этом деле местные суды не обратили внимания на материалы наследственного дела, по которым наследство приняли и сын, и дочь. Оказалось, что спустя год после смерти отца с них как наследников уже взыскивался долг отца в пользу другого кредитора, некого гражданина, в размере 1,6 миллиона рублей. И что с претензиями через нотариуса к наследникам обратились еще несколько граждан и другой крупный банк. Поэтому местный суд должен был выяснить, а хватит ли наследственного имущества на выплату по кредиту банку — истцу. Краевой суд непонятно почему не услышал доводы дочери о том, что долгов на самом деле больше, чем оставленного имущества.

Главная для наследника мысль звучит так: долги гасятся лишь в пределах полученного наследства.

А Верховный суд велел спор пересмотреть заново.

Компетентно

Илья Радченко, Председатель комиссии Федеральной нотариальной палаты по методической работе:

— Гарантированного способа узнать, что на наследстве висят долги, не существует. До истечения срока для принятия наследства (обычно это 6 месяцев со дня смерти) можно отказаться от наследства — и соответственно не отвечать по долгам. Есть вероятность, что кредиторы обратятся к нотариусу и сообщат о наличии долга. Но она не слишком велика, ведь кредиторы могут не узнать о смерти наследодателя, и, хотя сведения о заведении наследственного дела в ЕИС нотариата открытые, но не все их отслеживают.

С практической точки зрения можно потянуть до последнего с принятием наследства, и если никто из кредиторов не заявил о себе, принять наследство. Но, увы, это не значит, что кредиторы не появятся позже.

Норма о том, что наследник отвечает по долгам наследодателя, частично защищает наследника от рисков. Но при изменении стоимости наследства после смерти наследодателя (это особенно актуально для бизнеса) — увы, может оказаться, что к моменту вступления в наследственные права отвечать придется по долгам, а активы за это время превратятся в пыль. Это, на мой взгляд, должно быть еще разрешено и законодательно, и судебной практикой в пользу защиты прав добросовестно действующих наследников. Сегодня такая защита в законе отсутствует.

От наследства можно отказаться в любой момент. Даже если уже его принял. После истечения этого срока только в суде можно попробовать отменить принятие наследства. Вступить в наследство частично: взять часть имущества без обременения, а от части, на которой будут обязательства, отказаться нельзя.

Действует принцип пропорционального (пропорционально выгоде от наследования) распределения долга между всеми наследниками и отказ получателями.

Источник: https://rg.ru/2019/11/18/reg-ufo/vs-raziasnil-kogda-ne-stoit-prinimat-nasledstvo.html

Данный текст опубликован на сайте: https://expertportal.ru

О судебной лингвистике — познавательно

Почему судебная лингвистика стала самым опасным видом экспертиз

Мой друг — футбольный фанат — совершил преступление. Нет, он не ломал стадион и не кусал лошадь полицейского. В соцсети, мимоходом, он назвал футболиста противника млекопитающим, которое лазает по лианам и до ужаса любит бананы. Все дело в том, что означенный футболист имеет оттенок кожи, схожий с ваксой. Приговор — 20 тысяч рублей. И это он еще легко отделался!ливая свои чувства и мысли перед публикой, следует иметь в вду , что от некоторых слов люди защищены законом. Фото: Анатолий Струнин / ТАСС

Вы почувствовали мою социальную ответственность в изложении информации? А все потому, что я взял интервью с самым главным специалистом по судебной лингвистике, доктором филологических наук, проректором по науке Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина, автором книг «Правовой самоконтроль оратора», «Русский язык на грани права» и «Русский язык в судебном процессе» Михаилом Осадчим.

Михаил Андреевич, неужели такая мелочь, такое эмоциональное слово, да еще в фанатском «Твиттере», могут иметь такие серьезные последствия? Это ведь по сути «болталка», «курилка». Мало ли что там еще взбредет в голову? Вот если в лицо, да еще и при свидетелях… Футболист просто двинул бы ему в морду со всей черной дури. И до суда дело бы не дошло.

Михаил Осадчий: Осторожнее, Юрий! Вы только что упомянули расу. Смысл может быть истолкован как негативный. А это уже признак преступления.

На то вы и судебный лингвист… А впрочем, у нас интервью о самых злободневных толкованиях нашей речи и в интернете, и в быту. Поэтому считаю цель нашей совместной работы научной. Посему освобождаю нас от глупой условности.

Михаил Осадчий: Я тоже хочу вас упредить. Виртуальная реальность, которой мы все «болели» в начале века, перестала быть виртуальной. Мы покупаем билеты на самолет, платим за услуги, кто-то даже находит свою любовь онлайн. Чем не реальная реальность? А за реальную реальность и отвечать приходится по реальному УК РФ.

Мой знакомый походя назвал футболиста команды противника обезьяной. Неужели за это судят? Вот у меня сосед ведет себя как обезьяна. Ходит голый по коридору, чешется…

Михаил Осадчий: Пример с соседом не совсем про то. Все же все мы понимаем, что за словом «обезьяна» в русской речи закрепилось не просто обидное слово, обозначающее, например, не очень красивого человека. Помните, Пушкин говорил, что мужчина должен быть немного красивее обезьяны? У этого слова есть и совершенно четко осознаваемый расистский смысл. Ведь ваш знакомый явно не имел в виду эстетическую сторону внешности того игрока. Именно намек на расу и стал фатальным, привел к приговору. Вот назови он его в пылу эмоций, например, «козлом», приговора бы не было.

Виртуальная реальность, которой мы все «болели» в начале века, перестала быть виртуальной

А что «козел» это так, прогулка?

Михаил Осадчий: «Козел» — слово, конечно, обидное. Но под статью об оскорблении подпадают только слова в неприличной форме, то есть банальный русский мат, сравнения с отходами жизнедеятельности, половыми органами и тому подобное. А слова «козел», «свинья», «собака», «ублюдок», «идиот», «дебил» и еще много других обидных слов содержатся в словарях русского литературного языка и неприличными, конечно, не являются. Но ваш знакомый осужден ведь не за оскорбление, а за экстремизм, это немного другое. Давайте разберемся. Оскорбление — это нанесение обиды в неприличной форме конкретному человеку из личной неприязни. Если обозвали соседа за то, что тот курит в подъезде, употребив при этом крепкое словцо, — это оскорбление. Но если основанием для агрессии была не личная неприязнь, а, например, ненависть к нации, расе или религии — это уже совершенно другое дело. Унижение человека на основании принадлежности к какой-то группе — это экстремизм, более тяжкое преступление, рисковать не советую.

Я часто читаю всякие негативные определения про нашу власть…

Михаил Осадчий: В соответствии со сложившейся практикой власть к социальным группам не относят. Власть — это такой институт. Совершенно иначе обернется дело, если кто-то призовет применять насилие к «чиновникам», вот это уже группа людей, объединенных по роду деятельности.

А как же геи?

Михаил Осадчий: Действительно, мы часто слышим не просто негативные суждения о геях, но даже призывы применять к ним насилие. Вроде бы по всем признакам тут статья за экстремизм. Но реальная практика такова, что данная группа воспринимается российской судебной системой как «незащищаемая». То же самое относится, например, к людям, больным ВИЧ. На них тоже часто объявляется травля, но правоохранительная система на такие факты закрывает глаза.

Значит, я в своем посте могу назвать оппонента сифилитиком, и мне ничего не будет?

Михаил Осадчий: Ошибаетесь. Реакция будет в любом случае. Если он и вправду переболел этим заболеванием, то будете отвечать за раскрытие медицинской тайны.

А если нет, то за клевету?

Михаил Осадчий: Тут есть сложности. Клевета — это порочащая информация. Заболевание само по себе человека не порочит, это же не преступление и не обман какой-нибудь. Если информация о болезни была ложной, можно по суду признать ее не соответствующей действительности, но вот клевету доказать не получится, такая вот странность.

Но вот если о человеке солгали, что он не просто болен, но еще и занимает какую-то должность, на которой не допускается такое заболевание (в медицине, образовании), то в этом случае уже есть все шансы на успех в суде.

В моей практике был такой случай. Однажды туристическое агентство столкнулось с трудностью: авиакомпания отменила полеты, и нужно было срочно поменять всем клиентам билеты. Конкуренты этой турфирмы смекнули, что могут воспользоваться такой ситуацией. Они опубликовали в соцсетях объявление, якобы от лица той турфирмы, мол, просим всех срочно явиться по такому-то адресу для замены билетов. И в конце указали ложный адрес. Люди поехали по адресу и, разумеется, не нашли там никакой турфирмы. В считаные часы в соцсетях поднялся вой, что всех обманули, спасти репутацию было уже невозможно. При этом в суде доказать факт порочащей информации было бы невозможно, потому что неверный адрес — это не порочащий факт. Это просто якобы техническая неточность. А урон от такой неточности колоссальный. Так из-за одного поста может разрушиться бизнес.

А что еще приходилось рассматривать?

Михаил Осадчий: Да хотя бы спортивные соревнования. Ваш брат журналист опубликовал короткий отчет в газете об итогах первенства. Ради красного словца или в целях сокращения материала были названы победителями только лица, занявшие первое и второе места. Любой читатель резонно сделает вывод, что все остальные проиграли, не заняли никаких мест. В этой ситуации парню, занявшему третье место, было несладко. Пришлось объяснять, что он все же медалист, пришлось отстаивать спортивную честь, но сделать это было очень сложно, поскольку формально о нем ничего не было сказано, то есть к нему текст как бы и не относился вовсе.

Еще случай: одна сотовая компания выпустила рекламу с лозунгом, который венчал ворота Освенцима. Так был назван новый тарифный план. А что получилось? Представляете? Кажется, до суда тогда дело не дошло.

Или вот еще одна показательная, на мой взгляд, история. Сидит восьмидесятилетняя бабуля, вяжет внуку носки и получает повестку от центра «Э». «Экстремизм», значит. Оказывается, бабушка «ВКонтакте» между сериалом и вязанием сослепу нажала на кнопку «репост» под цитатой самого Адольфа Гитлера. Мы берем на экспертизу все ее посты. Выясняем, что она, кроме вязания, внуков и подъездных сплетен ничем в своей долгой жизни не интересовалась. В итоге претензии к бабушке были исчерпаны, пост удалили, тем дело и кончилось.

Не может быть!

Михаил Осадчий: Юрий, иногда следователю для того, чтобы возбудить дело, достаточно одного поста. Он приглашает понятых и фиксирует правонарушение. Ему не хочется расследовать всю историю постов конкретного человека за год. Это такая морока! Потом еще нам все это анализировать. Проще одну или две странички. Или даже ветку с комментариями. И все. Обвинение готово. Профессиональный лингвист рассматривается языковую личность в целом. Анализирует весь массив данных. Контекст. Это оказывается очень важно для определения умысла. Часто это спасает человека от несправедливого обвинения.

Вас, судебных лингвистов, часто обвиняют в предвзятости.

Михаил Осадчий: Понимаю, о чем вы. Знаете, оказывается, что все вокруг эксперты, все могут взять в руки словарик и за пару секунд решить, прав был эксперт или неправ. Я сам не раз оказывался в ситуации, когда мои заключения начинали «гулять» по Сети, становясь предметом анализа вот таких «диванных экспертов». Критика коллег — это вещь важная и нужная, тем более если она по делу. Но чаще всего нам ставят «неуд» не другие эксперты, а участники процесса или владельцы анонимных аккаунтов в социальных сетях. На моих глазах был случай, когда моя коллега, молодой эксперт, на протяжении долгого времени получала СМС с угрозами и грязными обвинениями с неизвестных номеров. Сегодня ведь так просто узнать номер телефона и адрес. Пришлось менять место проживания, искать другую работу, прятаться.

Мы покупаем билеты, платим за услуги, кто-то находит любовь онлайн. Чем не реальная реальность? А за реальную реальность и отвечать приходится по реальному УК РФ

Мне кажется, сегодня судебная лингвистика стала самым опасным родом экспертиз. Лингвист больше других своих коллег рискует стать объектом травли и преследований. И знаете, что самое парадоксальное: чем честнее и объективнее эксперт, тем больше вероятность, что он станет неугодным всем. Происходит это потому, что истина во многих делах где-то посередине, и объективная экспертиза не приводит к полной победе ни одной из сторон. В итоге честный эксперт становится врагом и для защиты, и для обвинения, и для истца, и для ответчика.

P.S. Перечитал интервью и пошел тереть свои «твиты». Судебная лингвистика — она такая.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://rg.ru/2019/11/13/pochemu-sudebnaia-lingvistika-stala-samym-opasnym-vidom-ekspertiz.html


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress