Top.Mail.Ru
Новости | АНО "РОСОБЩЕМАШ"

О виде разрешенного землепользования

Конституционный суд РФ разрешил собственникам земли не уведомлять контролирующие органы о том, что они собираются завести подсобное хозяйство. Шире эту норму можно трактовать как запрет обременять их излишними бюрократическими требованиями.

Проверку положений статьи 8.8 КоАП РФ, которая предусматривает наказание за использование земельного участка не по целевому назначению, инициировала жительница Читы Маргарита Анцинова. Женщину оштрафовали на 10 тысяч рублей за то, что она развела на своей земле коз, уток и кроликов, хотя участки предполагали только ИЖС. Оспорить это решение Анцинова не смогла: суды сослались на то, что «выбор любого вида разрешенного использования земельного участка должен быть оформлен в установленном законом порядке, а потому фактическое изменение собственником (правообладателем) разрешенных видов его использования невозможно без уведомительного отражения в Едином государственном реестре недвижимости». Из материалов дела следует, что «только документальное оформление выбора вспомогательного вида использования земельного участка, при том что указанный вид предусмотрен территориальной зоной Ж-3», позволяет владелице законно реализовать права, предусмотренные Градостроительным и Земельным кодексами РФ. Маргарита Анцинова, в свою очередь, полагает, что на ее земле «предусмотрена возможность возведения построек для содержания скота и птицы (вспомогательный вид использования), вследствие чего она вправе самостоятельно выбирать любой, в том числе вспомогательный, вид их разрешенного использования без дополнительных разрешений и процедур согласования».

Точку в этом споре поставил КС РФ. Судьи отметили, что сложившаяся правоприменительная практика в подобных случаях неоднозначна, то есть закон не отвечает обязательному критерию ясности и определенности. А это, в свою очередь, влечет неопределенность и «в вопросе о возможности привлечения этого собственника (правообладателя) к административной ответственности за использование земельного участка не по целевому назначению в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель и (или) разрешенным использованием». Разошлись во мнениях и полномочные представители органов власти, принявших и подписавших оспоренный нормативный акт. Так, представители палат Федерального Собрания настаивают на том, что виды разрешенного использования земельного участка должны определяться исходя из положений градостроительных регламентов, а не на основании сведений, внесенных в ЕГРН. А полпред президента РФ, напротив, считает, что право на выбор не подменяет обязанность собственника вносить в реестр сведения, отражающие особенности использования принадлежащего ему земельного участка. С учетом этих позиций КС принял решение, что дело Анциновой подлежит пересмотру.

Владелец вправе выбирать вид разрешенного использования земли без допсогласований

— Впредь до внесения в законодательство необходимых изменений собственники (правообладатели) земельных участков не могут быть принуждены к внесению каких-либо сведений в Единый государственный реестр недвижимости в случае, когда они самостоятельно выбирают вспомогательный вид разрешенного использования их земельных участков, — указал КС РФ.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://rg.ru/2020/10/21/ks-rf-zapretil-trebovat-ot-vladelcev-zemli-izlishnih-soglasovanij.html

Как писался «Хоббит»

История создания и издания одной из самых популярных и влиятельных книг XX столетия — грубое нарушение «незыблемых законов коммерции и маркетинга», настоящий кошмар для «эффективных менеджеров».

65 лет назад, 20 октября 1955 года, была опубликована книга «Возвращение короля» — последняя часть грандиозной эпопеи Джона Рональда Руэла Толкиена «Властелин колец».

Сейчас даже самые предвзятые скептики соглашаются с тем, что этот труд оксфордского профессора стал одной из самых влиятельных книг XX столетия. А если учесть несомненный и шумный успех экранизаций Питера Джексона, то, возможно, и первой половины XXI столетия тоже. Впрочем, ещё вернее будет сказать, что Толкиену удалось создать вневременную книгу, которая по своему влиянию на умы и сердца вполне сравнима с эпическими произведениями древности вроде «Илиады» и «Одиссеи».

Это сказано не для красного словца — такой точки зрения придерживался автор «Хроник Нарнии» Клайв Стейплз Льюис, опубликовавший критическую статью в поддержку «Властелина колец». Впоследствии с его мнением согласились очень и очень многие. Но вот тогда эти положения яростно оспаривались. Слишком громким был успех «главной» книги Толкиена. Он обескуражил литературную элиту и вызвал законное раздражение. По той простой причине, что подобный успех сочли «неправильным» — какой-то профессор вдруг ворвался в привилегированную кучку именитых литераторов, взломав при этом все существующие каноны «Большой Литературы».

Отсюда и массовое неприятие «настоящими писателями» этих вот «сказочек для детишек и инфантильных взрослых». Именно так воспринимался «Властелин колец» даже после того, как доказал свою востребованность у читателей. В 1961 году Толкиена номинировали на Нобелевскую премию по литературе. Вердикт Нобелевского комитета, в частности секретаря шведской Академии Андерса Остерлинга, был убийственным: «Это произведение ни в коей мере нельзя назвать изящной словесностью высшего уровня». Критиков, правда, несколько смущал несомненный читательский бум. Однако и тут нашлись соответствующие оговорки. Так, в том же самом 1961 году критик еженедельника The Observer Филипп Тойнби с удовлетворением отметил: «Сейчас эту книгу, как мне кажется, стали покупать гораздо реже. В наши дни эти книги постепенно погружаются в пучину милосердного забвения». И это при том, что настоящий ураганный успех «Властелину колец» только предстоял — до повальной «толкиеномании» и значков «Гэндальфа в президенты!» оставалось ещё лет пять.

Но даже и тогда лейтмотивом многих критических статей «настоящих писателей» было жгучее желание, чтобы «эта инфантильная белиберда» как можно скорее забылась. А ещё лучше — чтобы её и не существовало вообще никогда.

Самое интересное, что в своё время с последним утверждением был отчасти солидарен и сам автор «Властелина колец». Дело в том, что Толкиен принялся писать свой opus magnum не то чтобы из-под палки, нет. Скорее потому, что «так надо» или «не хочется обижать хороших людей».

А «хорошие люди» из издательства Allen & Unwin, вдохновлённые коммерческим успехом первого «большого художественного» произведения Толкиена «Хоббит», настоятельно просили автора написать что-нибудь ещё в том же духе. Отказывать было неловко, к тому же признания и денег хочется всем, в том числе и оксфордской профессуре. Словом, Толкиен чуть ли не единственный раз в жизни решил сыграть по законам «эффективных менеджеров» от литературы и ковать железо, пока горячо.

Слово «единственный» нужно отметить и запомнить крепко-накрепко. Потому что в дальнейшем Толкиен с точки зрения «эффективного менеджмента» всё и всегда делал неправильно.

Для начала — приступил к работе, не имея не то что отчётливого бизнес-плана, но и даже худо-бедно осмысленного плана литературного: «Я так много растратил на первого „Хоббита“, совершенно не рассчитывая, что к нему придётся писать продолжение, что в этом мире уже трудно найти что-то новенькое».

Впрочем, несколько первых глав в декабре 1937 года он всё же осилил. Но спустя шесть месяцев сделал такое, за что его бы проклял весь нынешний литературный бизнес, нацеленный на моментальное произведение «бестселлеров»: «Продолжение „Хоббита“ всё на том же месте. Я утратил к нему интерес и понятия не имею, что с ним делать».

Потом вроде дело пошло, но снова не туда, куда следует. Вместо «Нового Хоббита» с забавными приключениями, который был бы обречён на коммерческий успех, стало вырисовываться что-то совсем иное: «Книга двинулась вперёд и вышла из-под контроля. Она стремится дальше, к каким-то совершенно непредвиденным целям».

Вся эта тягомотина продолжалась — внимание — целых пять лет. В декабре 1942 года Толкиен наконец пишет издателю: «Книга близится к завершению. Она дошла до двадцать первой главы, и до конца ещё осталось глав шесть».

В действительности до финала «Властелина колец» оставалось не шесть глав, а тридцать одна. И работа над ними растянулась до 1949 года. Нормальное современное издательство, скорее всего, вышвырнуло бы такого автора на помойку и внесло бы его имя в чёрный список.

Нам крупно повезло, что во главе издательства Allen & Unwin был не вполне эффективный менеджер. Даже получив предупреждение от маркетологов, что издание подобной книги будет стоить фирме убытка в несколько тысяч фунтов стерлингов, он ответил одни словом: «Издавайте».

Терпеть выкрутасы капризного и дотошного автора на протяжении двенадцати лет и «точно знать» от экспертов, что издание его опуса не принесёт ничего, кроме убытка, — это поступок нерядовой. И если бы не странная блажь главы издательства Стенли Анвина, то «Властелин колец» мог бы не состояться вообще. Потому что вся история его создания — сознательное и грубое нарушение «незыблемых законов коммерции и маркетинга».

Впрочем, люди, которые уважают и соблюдают эти самые законы, всё равно не смогли бы оценить красоту и парадоксальность ситуации. Здесь нужно признать правоту обозревателя еженедельника The Oxford Times, который отметил: «У людей строгих и практичных на этот роман времени не найдётся». Ну и слава богу.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://aif.ru/culture/book/tolkien_nepravilnyy_triumf_pochemu_vlastelin_kolec_mog_ne_vyyti_v_svet

Производитель автомобиля ответил за качество

Жительница Новосибирска Кузнецова Т.А. осенью 2014 года купила кроссовер Ford Kuga, который был собран на елабужском заводе Группы Sollers.

Спустя время у автомобиля обнаружились проблемы с автоматической коробкой передач. Регулярность поломок не устроила владелицу машины, и она подала на автопроизводителя в суд, который успешно выиграла.

В сообщении Калининского районного суда г. Новосибирск указывается, что «в процессе эксплуатации автомобиля был выявлен недостаток, связанный с неисправностью работы автоматической коробки передач, который неоднократно устранялся официальным дилером, но проявлялся вновь».

Гражданка Кузнецова при помощи Общественного учреждения защиты прав потребителей в Новосибирской области «Аурис» просила взыскать с ответчика денежные средства, которые она заплатила за автомобиль при покупке — 1 129 500 рублей.

Иск Кузнецовой был удовлетворён «в связи с существенным недостатком, препятствующим эксплуатации транспортного средства». Согласно постановлению суда, автопроизводитель должен заплатить штраф за нарушение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя в размере 282 375 рублей — эта сумма взыскана в пользу «Аурис».

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://rg.ru/2020/09/30/reg-sibfo/rossiianka-otsudila-17-mln-rublej-u-ford-za-defektnyj-krossover.html

Как оплачивать работы подрядчика — разные подходы и судебная практика

Субподрядчик выполнил свою работу, но генподрядчик заплатит ему только тогда, когда получит деньги от заказчика. Такое условие законное или нет? На этот вопрос приходится отвечать судам в делах, где субподрядчик требует оплаты. Американские суды в большинстве случаев делают выбор в пользу справедливости, но иногда поддерживают и свободу договора. В России судебная практика выработала разные подходы. О них рассказала советник Baker McKenzie Ольга Аникина.

Верховный суд в Обзоре судебной практики № 2(2017) от 26 апреля 2017 года сделал разъяснения о соответствии закону условий договора субподряда относительно срока оплаты генподрядчиком работ субподрядчика, когда он зависит от получения генподрядчиком оплаты от заказчика:

оплата выполненных (суб)подрядчиком строительных работ производится заказчиком (генподрядчиком) в сроки и в порядке, которые установлены законом (в том числе ГК) или договором строительного (суб)подряда;

срок (оплаты субподрядных работ) определяются календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить;

одновременно, исчисление срока исполнения обязательства (по оплате субподрядных работ) допускается в том числе с момента наступления обстоятельств, предусмотренных законом или договором (субподряда);

кроме этого, осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству (по оплате субподрядных работ), может быть обусловлено наступлением обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон;

таким образом, само по себе не противоречит нормам ГК условие договора субподряда о том, что срок оплаты выполненных субподрядчиком работ исчисляется с момента сдачи генподрядчиком результата этих работ заказчику или с момента получения генподрядчиком оплаты от заказчика;

следует учитывать разъяснения Пленума Верховного суда о защите от недобросовестного поведения стороны (должника, генподрядчика) прав другой стороны обязательства (кредитора, субподрядчика), когда начало течения срока исполнения обязательства обусловлено наступлением определенных обстоятельств.

Таким образом, Верховный суд вновь призвал суды мыслить шире. Тем не менее, он не прояснил, какие именно моменты судам следует проанализировать в этом случае. Вопрос был  «Соответствует ли закону такое условие о сроке оплаты работ?» — ни больше, ни меньше. Верховный суд ответил, что само по себе соответствует, то есть не является ничтожным, и его необходимо учитывать и принимать во внимание в случае спора. Но сверх того Верховный суд не сказал ничего, а только лишь намекнул на необходимость следить за добросовестностью должника.

Идея о возможности обусловить платеж субподрядчику и, может быть, сместить на него риски проекта в соответствующей части, пришлаиз-за рубежа. Она основана на принципе свободы договора в ее крайнем проявлении. Изменения в Гражданский кодекс 2015 года вдохновлены теми же договорными механизмами, которые сложились на практике и отвечают деловым потребностям участников оборота. Нормы ГК призваны обеспечить гибкость при совершении сделок — раз уж суды не особенно верят в свободу договора без того, чтобы увидеть новые идеи в тексте закона черным по белому. Но не получится ли так, что со свободой договора строительного субподряда переберут именно в российской правовой среде?

Что там, на родине культа свободы договора

В практике (в первую очередь судов США) различают условия «pay-when-paid» (плати, когда заплатят) и «pay-if-paid» (плати, если заплатят). В последнем случае платеж заказчика — именно предварительное условие («condition precedent») выплаты субподрядчику. Такое условие должно оцениваться очень строго на соответствие критерию четкости (согласованности сторонами) и рассматриваться как действующее (если применимое законодательство его вообще допускает), только если субподрядчик совершенно недвусмысленно согласился на то, что платеж ему будет произведен лишь в том случае, когда заказчик произвел выплату генподрядчику. Получается, суд скрепя сердце в исключительных случаях допускает отказ от оплаты надлежащим образом выполненных работ только потому, что считает себя не вправе покуситься на свободу договора в отсутствие прямых законодательных ограничений. Если есть малейшие основания полагать, что субподрядчик не договаривался об этом, суд признает его право на оплату.

Законодатель стран общего права также не чужд справедливости или, может быть, толики патернализма, и ограничивает свободу договора. Английское право рассматривает как недействующие положения «pay-if-paid», а также и «pay-when-paid», то есть вообще не разрешает  обусловливать платежное обязательство по договору строительного подряда получением оплаты от третьего лица, за исключением определенных случаев банкротства основного заказчика. Насколько нам известно, во многих штатах США (Нью-Йорк, Калифорния, Делавэр, Массачусетс, Невада, Южная Каролина) с учетом местного законодательства и судебных прецедентов оплату субподрядчику можно связать с получением платы от заказчика исключительно в виде механизма определения срока оплаты («timing mechanism»), но не в виде обязательного условия выплаты субподрядчику соответствующего вознаграждения за выполнение работ («condition precedent»). То есть, это скорее «pay-when-paid». Предполагается при этом, что если заказчик не произвел оплату по тем или иным причинам, то субподрядчику все равно должен получить свои деньги «в течение разумного срока».

ВС сказал про срок или условие?

А теперь — обратно в Российскую Федерацию. Так что же все-таки сказал нам Верховный суд в Обзоре 2(2017) по существу вопроса о том, что вправе требовать субподрядчик?

Исходя из текста Обзора 2(2017) представляется, что речь идет именно о сроке исполнения платежного обязательства генерального подрядчика. Это следует и из формулировки самого вопроса. Рассуждение Верховного суда структурировано как рассуждение о сроке оплаты, а не о допустимости неоплаты выполненных субподрядчиком работ. Упоминание о том, что Гражданский кодекс в общем допускает обусловленность исполнения обязательства наступлением тех или иных обстоятельств, в том числе зависящих от воли должника, не меняет характера рассуждения Верховного суда как комментария о сроке исполнения обязательства.

Позиция ВС допускает обращение к иным нормам Гражданского кодекса для обоснования утверждения о том, что привязка срока исполнения денежного обязательства генподрядчика к оплате от заказчика не означает возможность вообще не платить субподрядчику, если заказчик не заплатит. В частности, можно обращаться к:

существу договора подряда, предмет которого состоит в том, что подрядчик выполняет определенную работ и сдает результат заказчику, а заказчик принимает и оплачивает результат работ;

запрету дарения (безвозмездного предоставления) между коммерческими организациями, то есть ситуации, когда выполненные по договору подряда работы не будут оплачены;

статье 706 ГК, устанавливающей независимость договорных отношений заказчика и генподрядчика относительно договорных отношений генподрядчика и субподрядчика, и к п. 8 Обзора практики по разрешению споров по договору строительного подряда, утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС № 51 от 24 января 2000 года.

Сам ВС в качестве напутствия судам упомянул лишь о необходимости учитывать добросовестность генподрядчика: если он недобросовестно помешал наступлению обстоятельства (платежа от заказчика), с которым связано начало течения срока (платежа), то по требованию добросовестного субподрядчика это обстоятельство может быть признано наступившим. То есть, в чистом виде в случае недобросовестности речь идет о ситуации, когда генподрядчик имел основания ожидать платеж от заказчика, но каким-то образом воспрепятствовал его получению.

Эта ситуация гипотетическая и маловероятная: скорее платеж не поступит от заказчика, если есть проблемы с его платежеспособностью, или есть недочеты на стороне генподрядчика. Они могут быть не связаны с качеством работ субподрядчика: замечания могут касаться других работ, генподрядчик может не оформить все необходимые приемосдаточные документы должным образом, наконец, заказчик может из причитающихся генподрядчику платежей произвести согласно договору генподряда какие-то удержания — также не связанные с исполнением субподрядчика. Важно, что генподрядчик может быть не виноват в таких недочетах. Как вариант, это может быть просто ошибка или реализация какого-то риска, разумно принятого на себя генподрядчиком.

Недобросовестность сама по себе — достаточно сложная категория, в том числе с точки зрения доказывания, и далеко не равна просто неисполнению генподрядчиком обязательств перед заказчиком, что повлекло неоплату. Генподрядчик может не прилагать направленных усилий к тому, чтобы заказчик не совершил платеж — скорее всего, генподрядчик не будет этого делать. Поэтому можно ли говорить о том, что генподрядчик именно воспрепятствовал получению платежа от заказчика, действуя против собственных интересов?

К слову, мы разделяем ту точку зрения, что к недобросовестности участника спора следует обращаться только тогда, когда его право несомненно с точки зрения закона, но реализация этого права связана с злоупотреблениями и поэтому оно не подлежит защите. Юридически несостоятельно апеллировать к недобросовестности (или абстрактной справедливости?), когда ещё не решен вопрос о том, существует ли в конкретном споре право (не платить субподрядчику) или его нет. И навряд ли стоит в каждом случае побуждать к этому суд. Вопрос недобросовестности не должен подаваться как «палочка-выручалочка» при решении любого непонятного вопроса — например, о том, как толковать пределы свободы договора.

Может ли у генподрядчика быть основанное на договоре и законе право не платить? К сожалению, здесь в разъяснениях Верховного суда опереться не на что.

Как нижестоящие суды прочитали позицию ВС

Читая судебные акты, принятые после того, как ВС сформулировал свою позицию, чувствуешь, что суды чаще испытывают определенный дискомфорт относительно идеи полного смещения риска неплатежа заказчика на субподрядчика. Формулировки при этом используются разные — и позиции по существу несколько разнятся. Есть в одном случае и позиция pay-if-paid.

Раз уж речь зашла об обзорах, то и мы сделаем небольшой обзор этих актов:

Определение СКЭС ВС от 28 мая 2020 года № 305-ЭС19-26475 по делу N А40-177112/2018: ответчик (подрядчик) не сдал работы своему заказчику (генподрядчику) в разумный срок. Поэтому срок оплаты субподрядчику следует считать наступившим. При этом, по тексту определения, в договоре субподряда были установлены дополнительные обязанности подрядчика на случай, если его работы не будут вовремя приняты и оплачены. При этом подрядчик не заявлял о недостатках в работах субподрядчика;

Постановление 9-го ААС от 30 октября 2018 года № 09АП-53459/2018 по делу N А40-206157/17: суд в основном опирался на довод о том, что работы субподрядчика должны быть оплачены подрядчиком независимо от поступления оплаты от заказчика (генподрядчика). Комментируя ссылку на Обзор 2(2017) суд указал, что ответчик (подрядчик) не доказал добросовестность в вопросе сдачи работ генподрядчику, то есть — не вполне ожидаемо — возложил на ответчика бремя доказывания своей добросовестности;

Постановление 9-го ААС от 17 октября 2019 года № 09АП-53195/2019 по делу № А40-133913/2019: суд игнорировал Обзор 2(2017), утверждая, что сданные субподрядчиком работы должны быть оплачены ответчиком;

Постановление АС Уральского округа от 6 июня 2018 года № Ф09-3326/18 по делу № А60-40505/2017: условие договора об оплате субподрядчику после поступления средств от заказчика не соответствует требованиям ГК. Это не является указанием на событие, которое должно неизбежно наступить;

Постановление АС Поволжского округа от 25 января 2018 года № Ф06-28534/2017 по делу № А55-9044/2017: суд счел, что условие об оплате субподрядчику после получения денег от заказчика само по себе допустимо, со ссылкой на Обзор 2(2017). Дело направлено на пересмотр с указанием на необходимость определить, поступала ли оплата от заказчика и когда именно;

Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 17 июня 2020 года № Ф02-1204/2020 по делу N А58-6992/2019: суд сослался на Обзор 2(2017) и счел условие об оплате субподрядчику после получения оплаты от заказчика само по себе допустимым. Одновременно, суд отметил, что работы субподрядчика должны оплачиваться в разумный срок независимо от получения оплаты от заказчика. Поскольку разумный срок истек, подрядчик обязан оплатить выполненные субподрядчиком работы;

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 7 октября 2019 года № Ф04-4350/2019 по делу № А46-968/2019: суд при рассмотрении спора из договора поставки сослался как на Обзор 2(2017), так и на принцип свободы договора, подчеркнув, что субпоставщик по собственной воле согласился на потестативное условие об оплате поставщика в зависимости от получения оплаты от конечного покупателя. При этом суд допустил, что срок может быть обусловлен обстоятельством, формально не обладающим свойством неизбежности. Далее суд отметил, что добросовестный ответчик (поставщик) обязан раскрыть информацию о получении денежных средств (от конечного покупателя), а также совершении разумных и ожидаемых действий, направленных на их получение, но этого им сделано не было. Поэтому суд признал поставщика злоупотребившим своими правами, которые таким образом признал не подлежащими защите. Иск субпоставщика был удовлетворен. Здесь конечный покупатель был государственный, а заказ — оборонный.

Постановление АС Московского округа от 21 января 2020 года № Ф05-23515/2019 по делу № А40-303066/2018: платеж субподрядчику (поставщику материалов) в данном случае был обусловлен приемкой и оплатой работ конечным заказчиком, и соответствующее условие было согласовано сторонами договора субподряда как существенное. Заказчик работы подрядчика не принял и не оплатил. Суд, со ссылкой на Обзор 2(2017) пришел к выводу, что срок (или условие) платежа не наступило, и, соответственно, иск субподрядчика удовлетворению не подлежит. Конечный заказчик и в данной фабуле — государственный.

Таким образом, суды сформулировали позиции от необходимости платить в любом случае, через утверждения о пропуске всех разумных сроков на оплату и недобросовестности подрядчика (ответчика), до смещения риска неоплаты на субподрядчика (возможно, учитывая публичный интерес). В иных случаях суды все же склоняются к защите субподрядчика. Единого подхода нет.

Как показывает практика, оперирование категорией (не)добросовестности ответчика может вызвать трудности у судов. Для начала возникает непростой вопрос распределения бремени доказывания, дальше — вопрос о том, где же все-таки заканчивается добросовестность подрядчика. Может быть, поэтому в некоторых случаях суды просто игнорируют Обзор 2(2017). Сравнительно просто сделать какие-то выводы, если подрядчик не сдал работы, не требовал оплаты без каких-либо веских причин и т.п. А если он добросовестно пытался сдать работы заказчику, но не сдал по причинам, не связанным с субподрядчиком и даже не связанным с самим подрядчиком? Такие обстоятельства в приведенных судебных актах не рассматриваются.

Какие же обстоятельства реального спора имеет смысл анализировать?

Отправной точкой, не противоречащей позиции Верховного Суда в Обзоре 2(2017), является утверждение о необходимости исполнения обязательства подрядчика по оплате работ субподрядчика в разумный срок. С учетом этого суду может быть целесообразно исследовать:

выполнены ли и приняты ли подрядчиком работы субподрядчика, заявлялись ли возражения против приемки этих работ;

выполнены ли и приняты ли заказчиком работы подрядчика, заявлялись ли возражения против приемки этих работ;

в случае, если заказчик отказался от приемки и оплаты, в том числе путем бездействия, какие действия подрядчик предпринял для того, чтобы побудить заказчика к приемке и оплате работ;

существуют ли причины (например, аффилированность), по которым подрядчик может намеренно воздерживаться от истребования платежа от заказчика.

При этом, как мы полагаем, взаимодействие между подрядчиком и заказчиком должно рассматриваться не с точки зрения о том, подлежат ли работы субподрядчика оплате ввиду каких-то доводов заказчика против этого. Скорее эти обстоятельства должны рассматриваться для разрешения вопроса о том, был ли срок задержки платежа подрядчика субподрядчику разумным ввиду задержки получения платежа от заказчика.

В споре между субподрядчиком и подрядчиком в связи с обусловленностью платежа может встать вопрос о том, привлекать ли заказчика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования. Кому это может быть на руку — зависит от обстоятельств, но заказчику скорее невыгодно создавать преюдициальность и открывать свои аргументы ввиду потенциально возможного спора с подрядчиком по заключенному между ними договору. Впрочем, суды вряд ли захотят резко увеличить объем дела с привлечением заказчика и вероятным усложнением аргументов. Основание для отказа в привлечении заказчика в качестве третьего лица достаточно ясное: исход спора между подрядчиком и субподрядчиком не повлияет на права и обязанности заказчика.

Мы будем продолжать следить за формированием российской судебной практики по проблемам pay-when-paid (или pay-if-paid) и возможными дальнейшими разъяснениями ВС на эту тему.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://pravo.ru/story/226008/?desc_chrono_6_1=

Правильно эксплуатируем автомобиль — почему нужно глушить двигатель на бензоколонке

Остановившись у бензоколонки каждый водитель обязан заглушить мотор, если он этого не сделает — сотрудник заправки обязательно об этом напомнит. Нарушение техники безопасности карается жестко.

На федеральном уровне действует закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности», в статье 34 прописаны требования к объектам повышенной опасности, к которым относятся заправочные станции. Еще есть правила эксплуатации самих станций, а также «Правила противопожарного режима в Российской Федерации». И везде указано, что заправка машин с работающим двигателем запрещена.

Эти требования были написаны несколько лет назад, когда допускалась эксплуатация довольно-таки изношенных автомобилей. Сейчас такие остались, в основном, в отдаленных районах: хозяева предпочитают ковыряться в поломках самостоятельно, приезжая на АЗС на пожароопасных машинах.

Что создает опасность? К примеру, зажигание работает с перебоями, мотор троит, а часть несгоревшего топлива выбрасывается через выхлопную трубу с фонтаном искр. Также неисправности могут привести к тому, что искры пойдут на корпус, пишет aif.ru. Статическое электричество или разряды из выхлопной трубы могут привести к воспламенению паров из бензобака. Такое случалось

Сейчас неисправных машин на дорогах все меньше, современные автомобили лучше защищены от подобных проблем. Но требования едины для всех, и это правильно.

Включенный на заправке двигатель может привести к проблемам и у самого автомобиля. На дне бензобака есть осадок, который поднимает струя топлива. Работающий мотор может захватить часть этой грязи, она не полностью осядет на фильтре и проникнет дальше, оседая на форсунках.

Если двигатель во время заправки зачерпнет часть топлива вместе с воздухом, на пользу это ему не пойдет, появится ошибка Check Engine.

Поэтому какая бы ни была новая и хорошая машина, на заправке двигатель нужно выключить. Во-первых, ради общей безопасности, а во-вторых, ради исправности собственного авто.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://rg.ru/2020/10/07/pochemu-nuzhno-glushit-dvigatel-na-zapravke.html

Как правильно уволить по нетипичным основания (и просто — как правильно уволить)

Один предъявил работодателю фальшивый диплом об образовании, другой «приукрасил» стаж и дописал работу в крупной компании, третий разглашал коммерческую тайну. Если обман вскроется, можно попробовать уволить таких работников, хотя это будет сложно. Готовиться к иску стоит уже на этапе увольнения сотрудника «по статье». Доказать раскрытие коммерческой тайны поможет экспертиза, а подтвердить утрату доверия могут материалы служебной проверки.

Раскрыл тайну

Нечасто можно встретить увольнение из-за разглашения тайны (пп. (в) п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК). Работодателю недостаточно просто об этом заявить — ему нужно собрать доказательства о том, кому и каким образом такая информация была распространена. Но использование компьютеров, электронной почты, мессенджеров и т.п. оставляет следы. Поэтому один из эффективных способов доказывания — судебная компьютерно-техническая экспертиза, отмечает Наталья Абцешко, руководитель группы международных проектов VEGAS LEX .

В деле № 2-376/2019 судебная компьютерно-техническая экспертиза не позволила восстановить удаленную информацию на ноутбуке, но обнаружила программы шифрования для передачи информации по каналам связи. Эти программы сотруднику не были нужны для работы, поэтому суд сделал вывод о том, что «возможно, с большой степенью вероятности», работник разглашал третьим лицам коммерческую тайну, и отказался признавать увольнение незаконным.

Порой работники пересылают со своей служебной почты внутренние документы компании. По делу №33-50688/2019 апелляция «засилила» решение первой инстанции и признала увольнение работника в таком случае законным. Он переслал конфиденциальную информацию на свой почтовый ящик и скопировал на флешку. Суд  в решение сослался на позицию Конституционного суда, который своем постановлении от 26 октября 2017 года № 25-П КС указал: отправка работником на личный электронный адрес любой информации, составляющей коммерческую тайну, создает условия для ее дальнейшего неконтролируемого распространения.

Суды тщательно изучают и то, насколько сам работодатель защищал конфиденциальную информацию. По словам Ирины Оникиенко, партнера Capital Legal Services , для такого увольнения надо соблюсти ряд условий:

  • у работодателя должно быть утверждено положение о коммерческой тайне;
  • работник должен с ним ознакомиться и расписаться;
  • сведения (охраняемая тайна) работник должен получить при исполнении трудовых обязанностей;
  • работник должен быть предупрежден под роспись о возможном контроле в отношении служебных устройств и используемых на них программ, включая почту, интернет-браузер, мессенджеры.

Если о первых пунктах многие работодатели задумываются, то насчет последнего далеко не всегда, говорит Оникиенко. По словам советника  по трудовым вопросам ССП-Консалт Евы Тимофеевой, очень важно и то, чтобы технические средства (как правило, это компьютеры) стояли на бухгалтерском учете компании, числились как основные средства и работники по инвентарной карточке расписывались в их получении. 

«Работодатель должен быть готов доказать, что за конкретным работником закреплено определенное имя в системе и ему под роспись выдан логин и пароль. В суде работники оспаривают даже факт принадлежности учетной записи с одними и теми же инициалами, схожими с их фамилией.»

Потерял доверие

Работодатель может уволить по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК — за утрату доверия. По словам Екатерины Беляевой из Forte Tax & Law , Трудовой кодекс не приводит конкретного перечня обстоятельств, которые могут рассматриваться как основания для утраты доверия. Поэтому работодатель может сам квалифицировать действия работника, при этом учитывать его личность и обстоятельств совершения проступка и его тяжесть. 

Здесь суды обращают внимание то, работает ли сотрудник с товарно-материальными ценностями или нет. Примером может служить дело, где работодатель уволил из-за утраты доверия водителя автобуса международных пассажирских рейсов.  Тот скрывал товары от таможенного контроля, о чем имелся  акт о привлечении к административной ответственности. Но суды признали увольнение незаконным, так как должность в силу условий договора непосредственно не связана с обслуживанием денежных или товарных ценностей (дело № 88-1254/2020)

Доказательствами совершения проступка в подобных спорах служат в основном материалы служебной проверки работодателя, письменные объяснения работника по результатам проверки, показания свидетелей, говорит Беляева. Но без весомых аргументов сотрудник сможет через суд восстановиться в должности. Так произошло в деле № 88-2473/2020: руководитель уволил кладовщицу по  п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК (утрата доверия) из-за недостачи на складе. Первая инстанция поддержала работодателя, посчитав, что кладовщик – материально ответственное лицо. А вот апелляция и кассация встали на сторону работника. Они пришли к выводу, что вина работника не установлена – нет доказательств, что недостача образовалась из-за него. 

Более того, увольнение работника в связи с утратой доверия не требует обращения в правоохранительные органы, а равно приговора суда. Это иллюстрирует дело № 88-12370/2020. Бухгалтер детского сада самовольно начисляла себе «премии». По обвинению в совершении преступления она была оправдана, но позднее дело возвратили прокурору для дополнительного расследования. Бухгалтера уволили за утрату доверия. Она пошла в суд. Но там она проиграла, ведь суды учли договор о полной материальной ответственности и акты проверки с нарушениями. А в соответствии с заключением экспертов, представленных из материалов уголовного дела, бухгалтер получала гораздо большую зарплату, чем ей полагалась.

Обманул

Согласно п. 11 ч.1 ст. 81 ТК работодатель может расторгнуть трудовой договор с сотрудником, если тот предоставил подложный документ. При этом обязательны два условия: документ обязательно предъявляется при трудоустройстве и он оказался фальшивкой. 

Но на практике с этим возникают проблемы из-за пробелов в законе, говорит Анна Берлина, руководитель группы практики трудового и миграционного права Пепеляев Групп . Например, непонятно, компетентен ли работодатель определять подложность документа. В целом, считает эксперт, суды решают данный вопрос положительно – работодатель вправе собрать все возможные доказательства, чтобы убедиться в подложности документа (принимаются во внимание письма от предыдущих работодателей, письма из университета о подложности диплома ). По словам Берлиной, работники нередко заявляют, что такие доказательства получены с нарушением установленного законом порядка (без их письменного согласия, предусмотренного ст. 86 ТК), но суды возражают, что в ходе разбирательства провели свое расследование. 

Еще один открытый вопрос — будет ли считаться «подделкой» трудовая книжка на подлинном бланке, но с недействительной записью. Как говорит Берлина, суд может расценить такую ситуацию как предоставление подложных сведений, а не подложного документа, и встать на сторону работника. Как, например, в деле № 33-3793/2014. Кроме этого суды указали, что «если достоверность или недостоверность представленных работником документов сама по себе не может служить основанием для отказа в приеме на работу, то увольнение по данному основанию нельзя признать правомерным». То есть если работник «добавил» в свою трудовую недостоверные сведения о предыдущем месте работы, но и без этого опыта его могли взять на работу, то и уволить сотрудника нельзя.  

Другие суды занимают противоположную позицию: подложным считают не только изготовленный фальшивый документ, но и подделку законно составленного документа, внесение в него ложных сведений. Так решил и Сахалинский областной суд в деле № 33-570/2015.

Более того, некоторые суды считают, что сам факт наличия двух трудовых книжек и умолчание о другом постоянном месте работы дает основания для увольнения. Например, Московский областной суд по делу № 33-25232/2010 и Ульяновский областной суд  по делу № 33-215/2017. Такую позицию судов Берлина считает обоснованной. По ее словам, подобные споры есть и в практике компании. В одном из случаев работник с «липовой» трудовой при угрозе увольнения «по статье» предпочел расстаться по соглашению сторон. До суда не довел спор и другой сотрудник, который предоставил при приеме на работу фиктивный диплом о высшем образовании. Он не стал оправдываться и покинул компанию по собственному желанию в тот же день, уточнила эксперт. 

Берлина указывает, что зачастую суды обращают внимание на следующее:

  • был ли подложный документ обязательным для представления;
  • повлиял ли документ на решение о приеме на работу;
  • мешает ли подложный документ продолжению работы;
  • был ли в действиях работника умысел.

Берлина заключила, что практика по увольнениям из-за подложных документов неоднородная, и многие вопросы остаются на усмотрение судьи.

На чьей стороне суд

Если раньше суды чаще вставали на сторону работников, то сейчас они разбираются в обстоятельствах каждого отдельного спора, делится Елизавета Фурсова из Lidings . Работодатель может выиграть дело, поданное уволенным сотрудником по «нетипичной статье», но для этого ему нужно доказать, что с его стороны был дисциплинарный проступок. 

К суду нужно готовиться еще на стадии увольнения работника. Например, при расторжении договора за подложную трудовую книжку мы изучили актуальную судебную практику, в том числе тех судов, где мог быть рассмотрен наш спор. Проработали все аспекты, на которые суды обращали внимание. 

Нетипичные увольнения сложнее, соглашается Благоволина, но иногда их проще доказать. В них меньше субъективных обстоятельств. Например, увольнение за разглашение персональных данных: есть рабочая почта, есть правила ее использования, есть внутренняя политика о защите персональных данных. При наличии доказательств нарушения и факта, например, отправления персональных данных третьим лица, двоякое толкование произошедшего практически исключено. Доказать наличие основания для увольнения на самом деле несложно — нужно грамотно зафиксировать факт нарушения, считает эксперт. Трудовое право очень формализовано. Любая оплошность работодателя, любая неточность, отсутствие документа обычно трактуются в пользу работника. 

Есть масса случаев, продолжает эксперт, когда работодатели проигрывали вроде бы очевидные дела из-за отсутствия подписи или документа. Так, первый кассационный суд решил: если работник не получил уведомление по почте о предстоящем сокращении, то уволить его нельзя. Уведомления направлялись по адресу, но только вот работник их не получал (дело № 8Г-6972/2020)

Поэтому, считает Анна Силинская, управляющий юрист Capital Legal Services , расторжение трудового договора по нетипичным основаниям требует повышенного стандарта подготовки и доказывания. Необходимо заручиться всеми необходимым доказательствами, но убедиться, что это не выглядит как попытка избавиться от работника. Ведь злоупотребления со стороны работодателя приводят к признанию увольнения незаконным, восстановлению на работе, взысканию заработной платы за время вынужденного прогула и морального вреда даже при формальном соблюдении всех процедур. С коллегой соглашается и Берлина: «если увольнять, то только с полной уверенностью в надежности позиции. Провинившийся работник с «плохой» записью в трудовой книжке обязательно обратится в суд, а его восстановление на работе лишь усугубит конфликт и создаст для коллег пример безнаказанности». 

Источник: https://pravo.ru/story/225774/

Данный текст опубликован на сайте https:\\expertportal.ru

Не надо сбивать старушек в метро

Пожилая женщина получила травму, а молодого человека обвинили в причинении тяжкого вреда здоровью

Ситуация, в которой, пожалуй, оказывался каждый житель столицы, обернулась уголовным преследованием для московского курьера. Заглядевшись в метро на указатели, 21-летний парень случайно налетел на пожилую женщину, причинив тяжкий вред ее здоровью.

Пожилая женщина получила травму, а молодого человека обвинили в причинении тяжкого вреда здоровью

Как стало известно «МК», несчастный случай произошел 29 марта этого года на станции метро «Китай-Город». 63-летняя пенсионерка, когда-то работавшая медсестрой в районной поликлинике, приехала в тот день в центр из Кузьминок. Следом за ней на станцию из вагона вышел молодой человек с рюкзаком. В какой-то момент парень засмотрелся на указатели и наскочил на пожилую женщину. Та упала, да так неудачно, что встать уже не смогла. Прибывшая «скорая» отвезла ее в больницу с переломом шейки бедра. Потребовалась операция, были вставлены две пластины, последовало длительное восстановление. Пострадавшая до сих пор ходит с палочкой и полпенсии тратит на лекарства.

Невольный виновник инцидента оказался студентом 4 курса Московской ветеринарной академии имени К.И. Скрябина. В столицу он приехал из Средней Азии учиться на зоотехника. Устроился работать курьером и в тот день спешил доставить вещи получателю. После случившегося он не бросил пенсионерку — дождался «скорую», а сейчас периодически звонит женщине и интересуется ее самочувствием. Правда, денег он перечислил всего полторы тысячи. Остальные, по словам юноши, он отправил родителям, которые также находятся в тяжелой жизненной ситуации.

Проведенная экспертиза установила, что полученный пожилой женщиной перелом является тяжким вредом здоровью. А значит, случай подпадает под статью 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности».

29 сентября студент был задержан и доставлен к дознавателю. Там он свою вину полностью признал. Как сообщил «МК» заместитель прокурора столичного метрополитена Владимир Дептицкий, скорее всего, студента накажут штрафом в размере до 80 тысяч рублей в доход государства.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://www.mk.ru/incident/2020/09/30/passazhira-metro-budut-sudit-za-sluchaynyy-kontakt-s-pensionerkoy.html

Как доказать авторство на произведение

Предприниматель зарегистрировал произведения в реестре авторского общества. Через несколько лет он подал в суд на конкурентов, которые продавали такие же товары. Три инстанции согласились с тем, что ИП является автором произведений и деревянные модели общества могли продавать лишь с его согласия. Другого мнения оказался Верховный суд. Он указал, что депонирование не подтверждает факта авторства и предприниматель должен доказать, что создавал спорные конструкторы.

Индивидуальный предприниматель Георгий Чернусь с 1996 года занимался разработкой дизайна конструкторов из дерева, организовывал их производство на предприятиях партнеров из Китая и ввозил в Россию для продажи. Некоторые сборные модели, по его словам, он разработал лично, другие в соавторстве с коллегой из Китая Лам Кинг Кеунг.

В 2012 году предприниматель зарегистрировал исключительные права на использование конструкторов и депонировал два журнала с их изображениями в Российском авторском обществе «Копирус» («Альбом «Сборные деревянные модели» и «Альбом «Конструктивные элементы сборных деревянных моделей»).

В 2018 году Чернусь узнал, что такие же модели продают две другие российские компании: «Архей» и «Рыжий кот». Своего согласия на использование произведений предприниматель не давал. Чтобы зафиксировать нарушение, он купил у «Архея» несколько деревянных конструкторов. На всех купленных Чернусем товарах импортером значился «Рыжий кот». Общество завозило конструкторы из Китая и продавало их в РФ. Взяв накладные и платежные поручения в качестве доказательств, ИП обратился с иском к коммерсантам (дело № А40-46622/2019).

Позиция трех инстанций

В суде Чернусь заявил, что «Архей» продавал 73 произведения прикладного искусства, а «Рыжий кот» импортировал и реализовывал 76 товаров, хотя именно истец – автор и обладатель исключительных прав. Это он подтвердил регистрацией в реестре Российского авторского общества. Предприниматель просил запретить ответчикам незаконно использовать конструкторы. Кроме того, он настаивал и на публикации решения суда в СМИ.

Ответчики ему возражали: по их мнению, депонирование произведений не доказывает, что Чернусь – их автор.

Арбитражный суд города Москвы встал на сторону истца. Он посчитал, что автором произведения считается лицо, которое себя им объявило любым способом, если не доказано иное (ч. 1 ст. 1229 ГК). Истец закрепил свое авторство, зарегистрировав журналы с изображением деревянных моделей, поэтому он считается автором результата интеллектуальной деятельности. В результате АСГМ удовлетворил иск предпринимателя частично. Суд отказал ему в публикации решения суда в журналах.

Ответчики попытались обжаловать решение. «Рыжий кот» заявил, что права на подобные модели ранее защитили в Японии патентами на промышленные образцы. 9-му ААС в качестве доказательства общество предоставило сведения из реестра Всемирной организации интеллектуальной собственности. Эти данные содержатся в общем доступе в интернете. Согласно сведениям, у 53 моделей из альбомов ИП есть другие авторы. Поэтому «Рыжий кот» предположил, что Чернусь присвоил себе авторство.

Но, по мнению апелляции, ответчики не подтвердили, что автором является другое лицо. Ссылки на источники информации сами по себе не являются доказательствами, их достоверность суд не проверял, так как это требовало предоставления в дело новых доказательств, а об этом общество не заявило. Свою позицию они отразили в письменных пояснениях. Апелляционная инстанция согласилась с АСГМ, что Чернусь является обладателем исключительных прав на деревянные конструкторы. Решение «засилила» и кассация. Тогда «Рыжий кот» обратился в Верховный суд.

Авторство нужно доказать

С нижестоящими инстанциями не согласился ВС. Заседание по делу состоялось 15 сентября, на нем представитель «Рыжего кота» говорила, что суды не придали значения данным из реестра Всемирной организации интеллектуальной собственности. Там говорится, что правообладатель деревянных конструкторов – китайская компания.

Свое решение они аргументировали так. Истец по делу о защите авторских прав должен доказать право на иск – наличие у него исключительного права на произведение, поскольку закон предусматривает возникновение презумпции авторства, если лицо указано в качестве автора на экземпляре произведения или в реестре программ для ЭВМ или баз данных (об этом гласят ст. 1257 и 1262 ГК). Иные источники, подтверждающие презумпцию авторства, в Гражданском кодексе не установлены. По мнению тройки судей, депонирование произведения – процедура добровольная, с которой закон не связывает наступление каких-либо последствий.

Депонирование лишь подтверждает существование в определенный момент времени экземпляра определенного произведения, а не факт авторства, посчитал ВС.

Значит, заключила коллегия, депонирование предпринимателем внешнего облика конструкторов как произведений в реестре РАО «Копирус» не подтверждает авторство Чернуся. Доказать обратное предприниматель может, если представит доказательства, что именно он создавал спорные произведения. Например, черновики или показания свидетелей. ВС решил, что нижестоящим инстанциям нужно было исследовать доводы ответчиков о других авторах в составе вопроса о наличии у истца права на иск. С такими доводами тройка судей под председательством Владимира Попова направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

До сих пор в судебной практике (и вообще в юридической) существовало неоднозначное понимание последствий депонирования в каком-либо авторском обществе, считает Максим Лабзин, старший партнер INTELLECT . По его словам, в большинстве случаев такая презумпция признавалась судами, а документы о депонировании или нотариальные документы считались достаточными для того, чтобы считать лицо автором.

Верховный суд ограничил ст. 1257 ГК и существенно сократил основания возникновения презумпции: задепонированный (как, видимо, и нотариально заверенный) экземпляр произведения не рождает презумпцию.

Интересно  и то, что ВС указал: вопрос об авторстве произведения можно рассмотреть в составе вопроса о наличии у истца права на иск. Хотя ранее в п. 3 Постановления Пленума ВС № 10 от 23 апреля 2019 года отмечалось, что споры об авторстве (кроме случаев специальной подсудности дел Суда по интеллектуальным правам) рассматриваются судами общей юрисдикции. Совместить эти две позиции, полагает эксперт, затруднительно

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: https://pravo.ru/story/226016/?desc_chrono_6_2

Когда пособие могут потребовать обратно

Требовать назад ошибочно выплаченные гражданам пособия запретил Верховный суд. Высшая инстанция разъяснила, в каких случаях такие деньги неприкосновенны.

Правда, у правила есть исключения

В ВС пожаловалась жительница подмосковного Видного. В 1999 году женщина овдовела. Ее супруг, сотрудник милиции, погиб на службе. Дама осталась одна с двумя маленькими дочерьми. Спустя несколько лет МВД выдало ей удостоверение на льготы, положенные женам погибших военнослужащих. С этой корочкой в 2005 году вдова отправилась к местным чиновникам соцзащиты, и те назначили семье пособие — 10500 рублей в месяц. Однако через десять лет в ведомство нагрянула проверка. Ревизоры заключили, что пособие женщине и ее детям было назначено по ошибке: закон говорит о выплатах супругам военнослужащих, а погибший отец семейства служил в органах внутренних дел. С такими доводами чиновники пошли в суд и взыскали с вдовы 240 тысяч рублей. Служители фемиды признали пособие неосновательным обогащением и обязали даму вернуть деньги в казну. С выводами Видновского горсуда согласились все вышестоящие инстанции, кроме ВС. Коллегия высших судей разобрала дело и обнаружила в решениях коллег серьезные ошибки. В своем определении Верховный суд напомнил, что по закону не подлежат возврату выплаченные гражданам зарплаты, пенсии, стипендии, пособия и алименты. Все эти деньги являются средствами к существованию. Есть только два случая, когда такие выплаты можно потребовать у получателя обратно: арифметическая ошибка и недобросовестность самого гражданина. Вдова же, как установил ВС, была с чиновниками честна и приложила ко всем заявлениям и справкам документы о том, что ее муж служил именно в милиции, а не в вооруженных силах. При таком раскладе, как заключили высшие судьи, вина за ошибку лежит на сотрудниках отдела соцзащиты. Именно они невнимательно изучали документы заявительницы или забыли заглянуть в закон. А значит, и требовать от нее возврата средств права не имеют. Дело ВС вернул на пересмотр в суд первой инстанции.

Данный текст опубликован на сайте https:/expertportal.ru

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/09/29/verkhovnyy-sud-razreshil-rossiyanam-ne-vozvrashhat-posobiya-vyplachennye-po-oshibke.html

Интересное интервью на тему «Что такое человек и что с ним будет дальше»

Технологии делают нашу жизнь комфортнее, но отнимают стимул чего-то добиваться. Инстинкты заставляют людей использовать знания и технику во зло, уничтожая планету. Есть ли у людей шанс спастись от себя самих?

Станислав Дробышевский — доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ, научный редактор портала «Антропогенез.ру».

«Города Земли превратились в «генетические помойки»

— Как меняется наш мозг с эволюцией… гаджетов? В течение нескольких лет человека окружат цифровые помощники, которые будут готовы выполнить любой наш запрос. Не приведет ли это нас к деградации?

— На эволюцию человека это не влияет практически никак — по той простой причине, что все эти электронные помощники охватывают очень небольшую часть людей — городское население. А сейчас это вовсе не те люди, которые поголовно «плодятся и размножаются» и передают свои гены потомству. Города Земли превратились в «генетические помойки», где смертность больше рождаемости. Размножаются жители сельских местностей, а они как раз электронизацией не особенно охвачены. Так происходит и в России, и в мире в целом. Самая высокая рождаемость — в Африке и на Ближнем Востоке, а с компьютеризацией там в среднем не то что бы хорошо. Что-то я сильно сомневаюсь, что тот, кто больше тычет пальчиком в смартфон, оставляет больше потомства.

— Получается, что будущее планеты — бедные малограмотные африканцы?

— Нет. Вопрос же не столько в том, сколько они нарожали детей, а сколько из этих детей дожили до репродуктивного возраста и завели своих. Если из десяти детей восемь умерли в младенчестве из-за антисанитарии, высокая рождаемость значения не имеет. В африканских странах с этим до сих пор очень плохо. А самое главное: в тех случаях, когда они все-таки снижают смертность — решают проблемы голода и эпидемий, они делают это не своими силами. Это достигается усилиями европейских и американских ученых. Ту же еду какие-нибудь голландцы в избытке производят и посылают, скажем, в Сомали. И если эта помощь прекратится, всплеск численности исчезнет. Рожать они будут ровно столько же, просто умирать будут, как раньше.

— Но на культурную эволюцию развитие гаджетов не может не влиять.

— Это другое дело. С помощью всех этих электронных прибамбасов мы получаем возможность оперировать гораздо большим объемом информации, чем могли до этого. Раньше надо было в библиотеки ходить, книги конспектировать. А сейчас смысла в этом нет: я скачал книжку из интернета и в любой момент могу открыть ее. Получается, что мы экономим силы и энергию, и прогресс неимоверно ускоряется. Сейчас у любого смартфона мощностей больше, чем у компьютера NASA, когда они посылали человека на Луну.

— И к чему это приведет человечество?

— Это непростой вопрос. Действительно, благодаря технологиям стало проще собирать огромные базы данных, делать обоснованные выводы, разрабатывать новые технологии, медицинские препараты, делать расчеты, чтобы послать миссию, скажем, на Марс. Но насколько люди пользуются этими возможностями? В конце XIX — начале ХХ века на весь мир было несколько сотен ученых, каждый из них десятилетиями изучал какую-то проблему и писал толстые книги. А сейчас любой недоделанный студент может накачать базу данных, посчитать по-быстрому с помощью программы и написать статеечку. Глубоко прорабатывать вопросы никто не хочет. И сама научная система построена так, что этого и не предполагается. Книга редко считается научной публикацией, обычно учитываются только статьи в журнале. А что такое статья? Она скоро исчезнет, и никому не будет интересно ее содержание. Идет девальвация научной деятельности, и, хотя технических возможностей много, пользуются ими черт-те как. Получается куча информационного мусора, и потом следующее поколение ученых должно тратить немереное количество времени, чтобы понять, что из этого имеет смысл, а что — просто бред. То же происходит и в других областях.

— Все же создается впечатление, что человечество слегка деградирует.

— Здесь есть еще культурная проблема: у людей отсутствует цель, им некуда стремиться. Поэтому они и не пользуются всеми этими возможностями. Раньше одни строили коммунизм, другие — капитализм; все соревновались, кто дальше, быстрее и лучше пошлет; проектировали самые большие самолеты и так далее. А сейчас все сыты, довольны, в тепле — по крайней мере, те, у кого есть возможность пользоваться благами цивилизации. Те, у кого их нет, могут о них мечтать и знают, что надо просто добраться до Германии, где тебя будут кормить. Есть еще немаловажный момент: с появлением гигантского количества легкодоступной информации у многих школьников и студентов (а они, как ни крути, будущее человечества) возникает ложная убежденность, что все уже известно и больше ничего узнавать не надо, достаточно открыть «Википедию» и прочесть там истину. Зачем вообще что-то делать, если все уже есть в интернете? Это касается не только науки, но и, например, искусства. Зачем рисовать картину? Забей в поисковике: нужен рисунок того-то и того-то, причем в нужном жанре, от реалистичного до мультяшного.

— Эти самые подростки, которые будущее человечества, по свидетельству родителей и учителей, все чаще лежат на диване и просто ничего не хотят.

— Тут возможно оптимистическое объяснение — это не тренд, просто мы сейчас на таких больше внимания обращаем. Грубо говоря, при Ломоносове тоже 90% были Емелями и лежали на печи, а один Михайло добрел с обозом до Москвы и стал ученым. Сейчас то же самое — у нас миллиарды людей, из них один процент становится кем-то значимым — учеными, композиторами, писателями, а остальные 99% также лежат на печи. Но тогда они лежали на печи где-нибудь в Костромской губернии и никто про них не знал, а теперь они могут еще и свою фоточку «ВКонтакте» запостить, и свои ценные пять копеек вставить по любому поводу. Я размещаю научную новость, и тут же набегают знатоки, которые слово «антропогенез» не могут написать без ошибок, но все знают и про меня, и про происхождение человека. Сейчас у них есть возможность это озвучить, а раньше не было. Так что, может быть, не все так.

«Человек возник не для защиты диссертации»

— А вообще по каким признакам сейчас идет естественный отбор в человеческой среде?

— Никто не знает, потому что это станет очевидно лишь через миллионы лет. Сейчас мы можем лишь примерно прикинуть на основе статистики. Кого было меньше поколение назад, в 1990-х, а сейчас стало больше в процентном отношении? В эту сторону отбор и идет. Если брать чисто биологические характеристики, могу сказать, что последние 100–200 лет идет отбор астеников с неразвитой мускулатурой и пониженным жироотложением. Но способствует ли конкретный признак выживаемости индивида, зависит от конкретных условий. Во время блокады Ленинграда выжили как раз люди с повышенным жироотложением, которые гораздо экономнее расходовали питательные вещества в организме. Зато в мирное время у них наблюдался повышенный процент диабета и сердечных заболеваний. То есть в мирное время такие особенности вроде как вредные, а в военное время — полезные. У нас в организме нет однозначно полезных и однозначно вредных признаков. Пока я даю интервью, мои очки могут быть полезными — они добавляют мне ума в восприятии другими людьми. А если я пойду охотиться на сайгаков, то, наверное, плохое зрение станет минусом: я этого сайгака не разгляжу. Поскольку у нас сейчас человечество крайне разнообразно, живет в очень разных условиях, то одного тренда тут нет и быть не может. А какой из имеющихся трендов определяющий, станет понятно лишь потом.

— Нынешний тренд на худых людей — подсказка эволюции?

— Нет, это чисто социальная штука. Вообще неправильно говорить, что эволюция что-то там направляет, решает: этот выживет, а этот сдохнет. Это просто статистика выживания — этих стало меньше, этих стало больше, вот и все, математика смертей и рождений. За последние несколько сотен лет мода на толстых и худых сменилась несколько раз. Статистика говорит, что идет астенизация. Но в последние лет 30–50 усиливается и обратный тренд — эпидемия ожирения. Есть стали больше, еды бесконечно много, и она не самая лучшая. В ближайшие лет 50 станет ясно, куда это заведет. Если эпидемия ожирения приведет к повышенной частоте атеросклероза, ишемической болезни сердца и т.д., если особенно полные люди будут умирать чаще и в среднем оставлять меньше потомства, значит, пошел отбор. А если они будут успешно плодиться и изобретут лекарства, которые позволят им вполне успешно жить и размножаться с весом 130 кг, значит, в этих новых условиях — с лекарствами — это не вредный, а как минимум нейтральный признак.

— Недавно очевидные преимущества в размножении приносило образование: знания давали хорошую работу, а хорошая работа позволяла кормить большую семью. Сейчас мы видим скорее обратное.

— В разных странах ситуация разная. Например, в США образование прямо коррелирует с доходом, а доход — с числом детей, доживших до взрослого возраста, это статистика. Чем выше уровень образования, тем выше доход и тем больше детей. А у нас в стране уровень образования отрицательно связан с доходом семьи. Чем человек образованнее, тем меньше у него денег… Еще есть такой момент: не факт, что уровень образования и дохода в современных реалиях вообще ведет к повышению выживаемости. Человек как вид возник не в тех условиях, когда надо было защищать кандидатские диссертации. Не было такого, чтобы вымирали те, кто не был шибко умный и не мог быстро считать, например (а сейчас наука — это способность быстро считать, по большей части). У питекантропов и кроманьонцев выживаемость тоже зависела от интеллекта, но не в ту сторону: они мыслили практично. И, что характерно, практично мыслящие люди и сейчас вполне успешно себя чувствуют. Их уровень образования может быть ниже, но при этом они более адекватны в имеющейся ситуации.

— Возникает вопрос: чему учить детей, чтобы повысить их эволюционный потенциал? Формальное образование здесь явно не главное. Практическое мышление, а еще?

— Надо различать понятие образования как диплома с красивыми закорючками и образования как системы знаний в голове. Это не одно и то же. Человек, не получивший диплом, может быть гораздо более образованным, чем обладатель красного диплома. Я сплошь и рядом вижу студентов, ни разу не интеллектуальных — но у них тем не менее отличные оценки. А бывают и те, кто учится кое-как, а потом вполне плодотворно работает. Положительная корреляция между оценками за учебу в этом смысле все равно есть, но это статистика, а на индивидуальном уровне это не работает никак. Что до советов: учиться, учиться и еще раз учиться. Задействовать свои мозги. А уж в каком направлении — это индивидуально.

— А как влияет на выживание религия? Религиозные общества, членам которых предписывается плодиться и размножаться, наверняка имеют преимущество в эволюционной гонке перед светскими?

— На самом деле никто не имеет преимуществ из-за религии. Ричард Докинз (знаменитый британский этолог. — РБК) приводит статистические данные: чем религиознее страна, тем в среднем она беднее. Единственное исключение — страны Аравийского полуострова: Саудовская Аравия, Арабские Эмираты, Кувейт, Оман — потому что они сидят на нефти. Но чего они достигли? Там нет науки, нет искусства — ни театров, ни музеев, они просто тратят деньги. А в целом по миру, повторюсь, чем религиознее страна, тем хуже она живет.

— Почему же?

— Причин много, это сложное явление. Но главная — отсутствие критического мышления. «Верить» — значит не перепроверять информацию. А следовательно, чаще ошибаться или пренебрегать необходимыми расчетами. Это работает на любом уровне, в том числе на бытовом. Можно бездумно нахватать кредитов в банке, мол, как-нибудь выкручусь, а потом удивляться — ой, елки, мне зарплаты не хватает. А можно сесть и посчитать: зарплата у меня вот такая, значит, я могу этот кредит взять или не могу и буду чуть похуже жить, зато в своей квартире, которую не заберут за долги. Это сказывается и на экономике в том числе. Не думать, оказывается, проще, тем более когда есть сложное общество вокруг, которое тебя спасет и поможет в любой момент. А мозг-то не может совсем не работать, он должен быть чем-то занят. Ну и начинается: кто-то в религию ударяется, кто-то в мистику, кто-то инопланетян ищет, кто-то снежных людей ловит.

«Любое живое существо уничтожает свою среду обитания»

— А государство как-то влияет на повышение эволюционных шансов граждан распространить свои гены? Например, программы по повышению рождаемости могут помочь?

— Государство пытается повысить рождаемость, и это важно. Но есть и более серьезная проблема. Если мы завалим окрестности свалками, люди будут болеть и умирать. Расходы на лечение больных будут большие, смертность высокая, репродуктивная способность маленькая, производительность никакая. Государство ослабеет, прибегут соседи и все захватят. Поэтому государству выгодно, чтобы страна была чистая, красивая, со здоровым населением. Другое дело, что не каждый чиновник это осознает. Если бы чиновников проверяли на сознательность, жизнь была бы сказкой.

— А почему мы губим собственную среду обитания? Это же противоречит нацеленности на выживание.

— Любое живое существо — от бактерий до нас — своей жизнедеятельностью уничтожает свою среду обитания. Это факт, явление природы. Наши предки, скакавшие по веткам, не парились насчет того, куда летят их объедки и какашки. Обезьяна сидит в кроне дерева, и, что там происходит внизу, ей до лампочки. И большинство современных людей ведут себя точно так же. У меня вот соседи в подъезде курят и бросают окурки на пол. Они здесь живут, каждый день ходят по этой же лестнице, тут красивый ремонт. Но их никак не переубедить, это такое обезьянье поведение. И люди-то нормальные, обычные самые люди, но тем не менее.

— И что с этим можно сделать? Повышать экологическое самосознание?

— Тут можно разве что какой-то генной модификацией в голову залезть, поставить какой-то блокиратор, чтобы человек физически не мог бросить окурок на пол. Или условные рефлексы вырабатывать. Я ратую за генетическую модификацию, но, боюсь, мы до этого не доживем. Потому что поборники этики говорят: нельзя гены менять, потому что нельзя. Ну, значит, мы все умрем.

— Но в мировом масштабе государства пытаются что-то сделать.

— Есть, конечно, договоренности о выбросах, но любая крупная экономика может их не подписать. Или проблему спихивают на кого-то другого: Германия или Голландия увозят свои отходы куда-нибудь на Филиппины и потом всем рассказывают, как надо беречь природу. Но планета-то одна. Сейчас, конечно, лужайки в Германии зеленее, чем море на Филиппинах, но сколько это продлится-то? Планета не резиновая, и всем аукается через атмосферу, воду и многое другое. В августе я ездил на астрономическую школу в Архыз, и специалисты рассказывали, что сегодня есть такая удивительная проблема — загрязнение космоса. Мы навыводили на орбиту множество всяких спутников, многие уже развалились. И все они — и спутники, и обломки — летают примерно на одной орбите, самой стабильной. Еще лет 20 такими темпами, и мы не сможем ничего нового на эту орбиту вывести, потому что убрать мусор вообще никак невозможно. Сейчас умные люди думают, как это сделать, но пока метода нет. Единственное, что мы сейчас можем, — это попытаться посчитать их, обломки. Чтобы выжить, у человечества есть от силы 200–300 лет. Скорее всего, меньше.

— Может быть, что-то все-таки можно сделать, чтобы продлить жизнь человечеству?

— Каждый должен стараться сам не гадить и пытаться других к этому призвать. Но адекватно, потому что есть риск перегнуть палку, начать так охранять природу, что лучше бы этого не делали. Экологию сейчас уже начинают в своих политических целях использовать — вспомним Грету Тунберг. Опять же критическое мышление развивать — это ведь касается не только мусора. Если можно дойти пешком — не жгите бензин. Если бы все на планете делали это осознанно и одновременно, это бы нас спасло. Я не очень верю, что такое может быть, но попытаться можно.

Данный текст опубликован на сайте https://expertportal.ru

Источник: Https://trends.rbc.ru/trends/futurology/5e1723d89a79472ad2d69b6f?utm_source=smi2&utm_medium=exchange&utm_campaign=69203


Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress