Top.Mail.Ru
Потерявший сознание свидетель не обязан помнить полную картину преступления - Expert Portal.ru

Потерявший сознание свидетель не обязан помнить полную картину преступления

Потерявший сознание свидетель не обязан помнить полную картину преступления

Если присутствовавшие на месте преступления родители обвиняемого не могут подтвердить его показания, что он оборонялся, так как не видели момента нападения, то это не является безусловным подтверждением вины фигуранта, разъясняет Верховный суд РФ. Кроме того, суд подчеркивает, что нельзя ожидать, что свидетели, которые сами пострадали от нападения и находились в обморочном состоянии, смогут вспомнить все аспекты происшествия.

История конфликта 

В результате конфликта, возникшего на фоне личных неприязненных отношений, обвиняемый нанес своему соседу как минимум восемь ударов ножом. После этого потерпевший попытался уехать на автомобиле, но скончался от полученных ранений. По данному факту действия обвиняемого были оценены в соответствии с частью 1 статьи 105 УК РФ.
Тем не менее, Верховный суд пришел к выводу, что такое правовое заключение ошибочно.
На этапах предварительного расследования и судебного разбирательства подсудимый признал, что нанес телесные повреждения ножом, но настаивал на том, что, защищаясь от преступного посягательства соседа, который первым напал на него с топором.

Более того, согласно картине ссоры, сосед в состоянии алкогольного опьянения, приехал к дому обвиняемого и сначала хотел напасть с ножом на его отца, но орудие у него отняли, тогда он стал таранить автомобилем ворота, которые упали прямо на мать фигуранта, а самой машиной задело и отца, который оказался зажат между колесом и столбом ЛЭП. 

Пытаясь освободить отца, осужденный заметил, что сосед вышел из машины с топором и начал замахиваться в его сторону и он предпринял попытку отобрать предмет. 

В материалах дела указано, что обвиняемый, выставив обе руки попытался заблокировать удар, но не смог избежать травмы, получив удар топором в область правой брови. Затем потерпевший снова попытался ударить его топором, и обвиняемый вновь попытался остановить удар, однако потерпевший ранил его в область шеи. В ответ на это обвиняемый извлек нож из кармана шорт. Когда потерпевший в очередной раз попытался ударить его топором, обвиняемый парировал удар и нанес удары ножом потерпевшему.

Эти показания подсудимого, за исключением доводов о причинении соседу телесных повреждений в целях защиты, суд первой инстанции положил в основу приговора, признав их достоверными, обращает внимание Верховный суд.

Суд не принял утверждения обвиняемого о том, что его сосед угрожал ему топором и нанес травмы, так как это противоречило другим уликам. Например, части топора были обнаружены в разных местах. Из этого суд сделал вывод, что топор распался и угрожать им было невозможно.

В дополнение, суд в приговоре сослался на показания родителей осужденного, которые, находясь на месте происшествия, не видели, как сосед угрожал их сыну топором.

Позиция ВС 

Верховный суд отметил, что родители осужденного действительно не видели момента нападения с топором на их сына из-за обстоятельств, мешавших им следить за происходящим: отец испытывал сильную боль и был в состоянии обморока, в то время как мать была занята оказанием помощи мужу и звала на помощь.

Эти обстоятельства совпадают с выводами судебно-медицинских экспертов, которые диагностировали у матери ушиб бедра, а у отца — переломы ребер и таза, повлекшие вред здоровью средней тяжести. Свидетельства других очевидцев также подтверждают достоверность показаний родителей, как подчеркнула высшая судебная инстанция.

В данных условиях, Судебная коллегия заключила, что обвинение фигуранта в убийстве было сделано без учета ключевых доказательств, что не соответствует действительным обстоятельствам дела.

Не является преступлением причинение вреда посягающему в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 2 статьи 37 УК РФ), как подчеркивает высшая судебная инстанция.

В процессе оценки действий осужденного, Судебная коллегия Верховного Суда опиралась на его показания, поскольку они нашли свое подтверждение в полном объеме.

Из показаний осужденного следует, что после двух неудачных попыток отбить удары потерпевшего, в результате которых он получил два рубленных ранения, он достал из кармана нож. Когда потерпевший снова попытался ударить топором, осужденному удалось заблокировать данный удар, и лишь только после этого он нанес потерпевшему удары ножом в область груди.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, находящегося рядом с жилищем семьи осужденного и автомобилем, принадлежащим потерпевшему, было установлено, что топор, использованный в инциденте, был найден в распавшемся виде: его металлическая часть обнаружена в машине потерпевшего, а деревянная рукоятка — на земле у дома осужденного.

Эти доказательства свидетельствуют о том, что предмет, используемый потерпевшим с целью применения в отношении осужденного насилия, опасного для жизни, после двух попыток его использования распался, как подчеркнул Верховный Суд.

Верховный Суд пришел к заключению, что, несмотря на осознание осужденным того, что дальнейшие действия потерпевшего не представляли угрозы, он нанес ему серию ножевых ранений.

Поэтому, как указывает ВС, поведение осужденного следует рассматривать как убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны.

ВС подчеркивает, что ошибки суда первой инстанции в оценке доказательств и определении характера действий осужденного повлияли на вынесенный приговор. В результате приговор подлежит изменению, а действия осужденного должны быть переквалифицированы с части 1 статьи 105 Уголовного кодекса РФ на части 1 статьи 108 УК РФ.

В решении указано, что преступление, совершенное подсудимым, относится к категории преступлений небольшой тяжести и было совершено свыше трех лет назад. Таким образом, к моменту оглашения приговора срок для привлечения к уголовной ответственности уже истек.
Следовательно, Судебная коллегия постановила освободить осужденного из-под стражи (по делу №18-УД23-44-К4).\

Источник: https://rapsinews.ru/publications/20240513/309880678.html

Если у вас возникли вопросы касаемо проведения психологической экспертизы, как в судебном, так и внесудебном порядкеАНО ЦСЭ «Рособщемаш» предоставит вам необходимую поддержку и поможет разрешить все вопросы и проблемы.

Анастасия Завьялкина

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress