Top.Mail.Ru
Нюансы раздела совместно нажитого имущества, если один супругов признан банкротом - Expert Portal.ru

Нюансы раздела совместно нажитого имущества, если один супругов признан банкротом

Нюансы раздела совместно нажитого имущества, если один супругов признан банкротом

В частности, суд подчеркнул важность оценки доводов финансового управляющего относительно нарушения прав кредиторов должника в отношении раздела имущества, нажитого в браке.

Один из экспертов отметил, что определение Верховного Суда — это еще одна попытка ограничить возможные злоупотребления со стороны должника в рамках процедуры банкротства. Другой эксперт обратил внимание на вывод суда о необходимости проведения проверки судом значительной разницы между кадастровой и рыночной стоимостью имущества. Третий отметил, что Верховный Суд в своих решениях неоднократно призывал не ограничиваться лишь исковыми требованиями, а тщательно проверять, не сокрыто ли от кредиторов супруга-банкрота иное имущество.

Определение Верховного Суда по делу № 30-КГ23-8-К5 разъяснило особенности разрешения спора о разделе совместно нажитого имущества между супругами, один из которых проходит процедуру банкротства.

В апреле 2022 г. в отношении предпринимателя Руслана Охтова была введена процедура реструктуризации долгов, в третью очередь реестра требований кредиторов должника вошли требования ООО «Федерация ЛЛД» на сумму 235 млн руб. (дело А25-3027/2021).

Она отметила, что после 2000 года, когда они вступили в брак, у них родились трое детей, их отношения прекратились, и они не смогли договориться о разделе имущества без судебного вмешательства. Речь шла о ряде нежилых зданий, гаражей, земельных участков, ¼ долей в участке земли и нежилом здании, двух дорогих автомобилях, праве требования Руслана Охтова к ООО «Кислород» и ООО «Агропромышленный комплекс «Приэльбрусье» по договорам займа на общую сумму свыше 158 млн руб.; праве требования супруга о включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника ООО Фирма «Меркурий». Также женщина просила выделить своему супругу ½ доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, расположенный в границах землепользования СПК «Русь».

Суд частично удовлетворил иск Мадины Охтовой. Апелляция рассмотрела дело в соответствии с процедурой суда первой инстанции, не учитывая особенностей, установленных главой 39 ГПК РФ. Согласно заключению Северо-Кавказского регионального центра судебной экспертизы Минюста России и уточнениям эксперта, рыночная стоимость ½ доли земельного участка составила 271 млн руб. Апелляция пришла к выводу, что заявленный истцом вариант раздела имущества предполагает передачу ответчику ½ доли в праве на земельный участок, а истцу – остального имущества рыночной стоимостью свыше 269 млн руб. Такой порядок раздела имущества, при котором каждая сторона получает определенное имущество в личную собственность, не нарушает семейного и гражданского законодательства, и соответствует принципу равенства долей супругов. В результате, апелляционный суд частично удовлетворил иск Мадины Охтовой, выделив ей активы на общую сумму более 269 млн рублей. Руслану Охтову также была выделена половина доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, стоимостью 271 млн рублей, расположенный в границах землепользования СПК «Русь». В свою очередь, кассационный суд поддержал выводы апелляции.

После изучения кассационной жалобы финансового управляющего Руслана Охтова, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда отметила, что в этом деле апелляция опиралась на заключение судебной экспертизы, которая установила стоимость недвижимости, являющейся предметом раздела. Согласно ей, рыночная стоимость земельного участка в пределах землепользования СПК «Русь» составляет 542,8 млн руб. В то же время, по данным ЕГРН, кадастровая стоимость этого земельного участка составляет 9,9 млн руб.

Суд объяснил, что хотя кадастровая и рыночная стоимости объектов связаны между собой, суд принял решение о признании рыночной стоимости спорного земельного участка выше его кадастровой стоимости без выяснения обоснования такой значительной разницы. Вместе с тем заключение эксперта для суда необязательно и оценивается им по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ. Оно должно содержать информацию о том, на каких основаниях были сделаны выводы эксперта, были ли приняты во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и был ли проведен соответствующий анализ. Апелляция не соблюдала требования процессуального закона относительно проверки соответствия доказательств критериям допустимости.

Верховный суд заметил, что по результатам судебной экспертизы можно сделать вывод о том, что выводы эксперта основаны на использовании сравнительного подхода. Однако согласно законодательству и методическим рекомендациям по оценке, при использовании сравнительного подхода необходимо выбирать аналогичные объекты оценки. В данном случае эксперт использовал объекты-аналоги с существенно отличающимися характеристиками (различные сегменты рынка, площадь, местоположение, вид разрешенного использования) без указания причин, по которым не были выбраны более подходящие земельные участки для сравнения. В апелляционном суде отмечено, что при вынесении судебного решения суд опирался на заключение судебной экспертизы, однако не дал ему правовую оценку, ограничившись лишь формальным его изложением в судебном постановлении, не проверил его законодательным требованием.

Верховный Суд заявил, что в случае обнаружения недобросовестного поведения одной из сторон, суд может отказать в защите ее права полностью или частично, а также применить другие меры для защиты интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны. Поэтому апелляциям нужно было оценить аргументы финансового управляющего относительно злоупотребления правом Мадины Охтовой, путем заявления к разделу в качестве общей совместной собственности исключительно имущества, право на которое зарегистрировано за Русланом Охтовым, с учетом варианта раздела, предложенного истцом и нарушающего права кредиторов ее супруга, в соответствии с которым вся ликвидная недвижимость была передана супруге должника.

Чтобы проверить эти доводы, было необходимо убедиться, было ли у Мадины Охтовой какое-либо движимое или недвижимое имущество, зарегистрированное на ее имя. Если бы такие активы были обнаружены, суд должен был бы выяснить причину их невключения в совместное имущество, которое подлежит разделу. Кассация не обнаружила нарушений норм материального и процессуального права со стороны апелляции. Поэтому Верховный Суд отменил решения апелляционного и кассационного судов и вернул дело на повторное рассмотрение в апелляционный суд.

Юрист утверждает, что определение Верховного Суда является еще одной попыткой ограничить возможные злоупотребления со стороны должника в рамках процедуры банкротства. Он подчеркнул важность вывода Верховного Суда относительно юридической значимости судебной экспертизы. Например, ни одно доказательство не должно иметь заранее установленной силы для суда. Однако на практике суды часто слепо полагаются на заключения судебных экспертов и не учитывают возражений относительно ошибок экспертизы. Иногда исход дела кажется предрешенным с момента получения результатов экспертизы. Стороны часто злоупотребляют сложившейся ситуацией, а вышестоящие суды игнорируют явные несоответствия. В связи с этим Верховный суд должен кардинально изменить судебную практику и заставить судей учитывать заключение экспертов вместе с другими доказательствами, представленными в деле, и забыть об идее “непогрешимости” заключения эксперта.

Адвокат считает, что определение Верховного Суда обосновано. Он объясняет, что зачастую подобного рода дела о разделе совместно нажитого имущества инициируются должником и его или ее супругом для сохранения активов путем придания им статуса личного имущества супруга, не признанного банкротом, поскольку в силу п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве и п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» В соответствии с законодательством, общее имущество супругов подлежит реализации в случае банкротства, и второй супруг имеет право только на половину средств, полученных от продажи этих активов.

По этой причине, когда супруги осознают риск продажи своего имущества, они иногда обращаются к судам общей юрисдикции, которым иногда сложно оценить степень вреда интересам конкурсной массы, причиняемого принимаемыми ими судебными актами в рамках рассмотрения гражданских дел.  Несмотря на то, что суды общей юрисдикции внимательно относятся к делам осложненным банкротным элементом, они все же могут допускать ошибки, которые затем исправляются апелляционными и кассационными судами.

Эксперт считает, что еще одним важным выводом ВС является необходимость проверки достоверности выводов эксперта о рыночной стоимости имущества. Он отметил положительное внимание ВС к расхождению между кадастровой и рыночной стоимостью имущества и считает, что в таких случаях суд должен опрашивать эксперта или назначать дополнительную экспертизу при недостаточной информации.

Адвокат отметила, что Верховный Суд уже не в первый раз исправляет ошибки нижестоящих судов, связанные с недостаточным изучением экспертных заключений, которые были использованы в судебных решениях. Она подчеркнула, что заключение судебной экспертизы имеет решающее значение для большинства судебных дел, включая семейные споры. В некоторых случаях суду удобно полагаться на выводы эксперта, не подвергая их сомнению, и используя их в судебных актах. Однако, в данном конкретном случае, нижестоящие суды не смогли разобраться в причинах значительного расхождения между кадастровой и рыночной стоимостью земельного участка, что в итоге привело к несправедливой оценке.

Формулировки, которые содержатся в данном определении ВС, будут полезны для будущих судебных дел. Они смогут подкрепить аргументацию в различных категориях дел, где требуется пересмотр результатов экспертизы. Факт банкротства супруга также оказал существенное влияние на данное дело. Вероятно, это послужило основанием для более тщательной проверки добросовестности сторон, что обычно не происходит в обычных спорах о разделе имущества. Верховный суд многократно призывал не ограничиваться только исковыми требованиями, выдвигаемыми сторонами или бывшими супругами, а тщательно проверять, не скрывается ли у банкрота супруга другое имущество от кредиторов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-nyuansy-razdela-sovmestno-nazhitogo-imushchestva-suprugov-odin-iz-kotorykh-priznan-bankrotom/

Если у вас возникли вопросы касаемо проведения оценки имущества и его раздела, а также проведения финансовой экспертизы или рецензии на экспертизы, как в судебном, так и внесудебном порядке, АНО ЦСЭ «Рособщемаш» предоставит вам необходимую поддержку и поможет разрешить все вопросы и проблемы.

Анастасия Завьялкина

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress