Top.Mail.Ru
Главное в интеллектуальном праве за апрель 2024 - Expert Portal.ru

Главное в интеллектуальном праве за апрель 2024

Главное в интеллектуальном праве за апрель 2024

Создатели дипфейка с Киану Ривзом успешно защитили авторские права на видео: суд учёл принципы работы технологии и осведомлённость ответчика о них. Возможности принудительного лицензирования расширены благодаря созданию специальной подкомиссии. Суд по интеллектуальным правам рассмотрел дело об антимонопольных ограничениях для владельцев товарных знаков и объяснил, почему «Ударница» не смогла добиться признания общеизвестности бренда «Шармэль».

Авторское право на дипфейк

«Адженда медиа групп» передала «Рефейс Технолоджис» исключительное право на забавный видеоролик. Команда авторов создала произведение, написала сценарий и сняла видео. Моушен-дизайнер завершил работу, применив технологию дипфейк и добавив на исходный материал лицо известного актёра Киану Ривза.

Вскоре «Рефейс Технолоджис» обнаружил, что компания Roistat («Бизнес-аналитика») использует этот видеоролик в рекламных целях, активно распространяя в соцсетях. По мнению «Бизнес-аналитики», объект создан нейросетью, поэтому авторское право на него не распространяется.

Правообладатель не согласился с этим аргументом и обратился в суд. В декабре прошлого года АСГМ удовлетворил иск и взыскал с нарушителя 500 тысяч рублей компенсации. В апреле 9-й ААС поддержал это решение. Согласно мнению обеих инстанций, технология дипфейк является не способом создания видеоматериалов, а лишь дополнительным инструментом обработки контента. Частичное изменение произведения с помощью нейросетей не доказывает, что авторы не внесли свой творческий вклад. Кроме того, апелляционный суд отметил, что каждый профессионал на рынке программного обеспечения знаком с принципами работы технологии дипфейк. Таким образом, сотрудники «Бизнес-аналитики» точно понимают природу видео.

В настоящее время нет сомнений в том, что дипфейк можно считать объектом интеллектуальной собственности. Вместе с тем, необходимо помнить, что действующее законодательство защищает нематериальные блага, включая изображение человека и его голос.

Пример из практики: иск актрисы дубляжа Алёны Андроновой к «Тинькофф Банку» из-за незаконного использования её голоса в сервисе генерации Tinkoff VoiceKit (дело № 02-4117/2024). Заявительница обосновывала свою позицию тем, что её личные неимущественные права как исполнительницы были нарушены, а её голос, как нематериальное благо, использовался незаконно.

Ещё один актуальный вопрос в этой теме — маркировка дипфейков. Речь может идти о машиночитаемых метках, которые помогут сайтам и приложениям автоматически распознавать сгенерированный контент. Такое регулирование сейчас обсуждается во многих странах. В марте такие правила были введены в ЕС с принятием регламента об искусственном интеллекте. Похожие инициативы обсуждаются и в России.

Инициативы по маркировке дипфейков выглядят оправданными. Но они должны быть действительно направлены на информирование пользователей, а не на излишние запреты или ужесточение регулирования IT-рынка.

Подкомиссия по принудительному лицензированию

Правительство Российской Федерации работает над созданием подкомиссии по принудительному лицензированию патентов. Официальное название нового органа — подкомиссия по вопросам использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Она была создана по указанию Владимира Путина. Сейчас уже доступны положение о подкомиссии и правила её работы.

Ожидается, что новый орган станет рассматривать запросы от юридических лиц, где доля прямого или косвенного участия российских публично-правовых организаций или граждан РФ составляет более 75 %. Кроме того, Министерство экономического развития будет предоставлять ей заключения от федеральных органов власти и проекты решений правительства, основываясь на статье 1360 Гражданского кодекса. Правообладателям планируется выплачивать соразмерную компенсацию согласно методике, утверждённой правительством три года назад. Чтобы заявка была одобрена, необходимо, чтобы заявитель ранее обращался к патентообладателю, реально мог использовать лицензируемый объект и имел экономические, производственные или правовые ресурсы. 

Больше не первый

Компания «Парус» зарегистрировала торговые марки с названием «Дихловос № 1». Роспатент не выявил нарушений, поскольку исключительное право не предоставляется на словосочетание «номер один» и оно может быть включено в название бренда. Компания «Арнест», выпускающая средства для борьбы с насекомыми под маркой «Дихловос», предположила, что «Парус» стремится получить конкурентное преимущество. ФАС согласилась с мнением «Арнеста» и признала действия «Паруса» недобросовестной конкуренцией. Регулятор определил неохраняемые элементы «Дихловос» и «№ 1» как сравнительные характеристики, указывающие на превосходство продукта одного производителя над продуктами других. Наличие у компании торговых марок с номерами «2» и «3» было расценено как попытка создать видимость добросовестности, особенно учитывая, что они поступили в продажу после начала антимонопольного разбирательства.

«Парус» обратился в Суд по интеллектуальным правам, чтобы обжаловать решение Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Первая инстанция поддержала позицию государственного органа, и Президиум Суда по интеллектуальным правам также согласился с этим решением. Постановление указывает, что действия по приобретению и использованию средства индивидуализации с использованием слов «лучший», «первый» и «номер один» могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция. По мнению судей, то обстоятельство, что элементы «Дихлофос» и «№ 1» исключены из правовой охраны, не опровергает этот вывод.

Эксперт отмечает, что при рассмотрении дел о нарушении конкуренции важно изучить поведение компании в течение определённого периода времени, чтобы понять контекст подобных фраз.

Особенность этого спора заключается в том, что спорная ситуация рассматривается в контексте регистрации товарного знака, который обычно помогает избежать антимонопольных ограничений. Эксперты рекомендуют бизнесменам, планирующим регистрировать товарные знаки со словами в превосходной форме, учитывать риск быть обвинёнными в недобросовестности.

Это дело не препятствует другим компаниям использовать порядковые номера. Необходимо заранее разработать прозрачную стратегию бренда и зарегистрировать товарные знаки для всех «номерных» товаров, чтобы продемонстрировать характер использования обозначения № 1.

Юрист отмечает, что такая практика не нарушает права владельцев торговых знаков, так как право на бренд не является абсолютным. Статья 1483 ГК содержит обширный список оснований, препятствующих регистрации товарного знака, и среди них нет ограничений на использование в составе бренда элементов некорректного сравнения «лучший», «первый» и подобных.

Рост числа патентных заявок

Руководитель Роспатента сообщил о росте активности инноваторов в 2024 году на Международной конференции ЭРА IP Quorum «Креативная собственность: интеллектуальная экономика». Согласно информации ТАСС, с января по март прошлого года ведомство получило 6200 заявок, а за аналогичный период текущего года изобретатели подали 6900 заявок, что на 11% больше.

Ранее стало известно о росте количества заявок на регистрацию товарных знаков в 2024 году на 33%.

Юрист практики интеллектуальной собственности считает, что увеличение числа патентных заявок не случайно и связано с активной работой российских компаний в условиях санкций. Юрист отмечает повышение качества выявления охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности в университетах (ИТМО, Политех), фондах (Сколково) и различных научно-исследовательских институтах. В частности, создаются IP-акселераторы, которые консультируют изобретателей и направлены как на выявление результатов интеллектуальной деятельности, так и на просвещение в области права интеллектуальной собственности.

Причины увеличения числа заявок на регистрацию товарных знаков:

  • С июня 2023 года самозанятые получили возможность регистрировать товарные знаки.
  • Компании стали чаще регистрировать элементы логотипов или упаковок.
  • Рост популярности маркетплейсов, которые не допускают контрафактную продукцию на своих платформах и быстро реагируют на запросы правообладателей.
  • Наличие программ поддержки предпринимательства, способствующих регистрации всех форм интеллектуальной собственности и берущих на себя основные расходы.

«Шармэль» не признали общеизвестным знаком

Производитель зефира «Ударница» подал заявку на признание своего товарного знака «Шармэль» общеизвестным с 1 января 2008 года. Однако Роспатент пришёл к выводу, что предоставленных доказательств недостаточно, и на момент 2008 года бренд не был широко известен. «Ударница» решила оспорить это решение в суде.

23 апреля была опубликована мотивировочная часть решения по этому делу (№ СИП-1214/2023). Суд по интеллектуальным правам согласился с позицией государственного органа и отклонил иск кондитерской фабрики.

«Ударница» утверждала, что государственный орган изначально не учёл все её доказательства. Компания настаивала на том, что известность товарного знака должна оцениваться не только на выбранную им дату приоритета, но и на момент подачи заявки. Таким образом, по её мнению, Роспатент неправомерно отклонил документы, датированные более поздним периодом.

Суд по интеллектуальным правам (СИП) пришёл к выводу, что, поскольку товарный знак хотят признать общеизвестным с 2008 года, представленные документы должны подтверждать его известность на эту дату. Однако то, что демонстрировало узнаваемость бренда в более поздние периоды (с 2008 года и до момента подачи заявления), судом во внимание принято не было.

По мнению СИП, представленных «Ударницей» доказательств было недостаточно для подтверждения общеизвестности товарного знака «Шармэль»:

  1. Договоры поставки свидетельствуют только об обязательствах заявителя поставить товар, но не подтверждают продажу товаров.
  2. Поставки объемом 3,6 тонны в масштабах рынка кондитерских изделий, в частности зефира и пастилы, на территории России незначительны.
  3. Справка об объемах продаж продукции — это документ, исходящий от самого заявителя, а сведения в нем не подтверждают иные доказательства.

СИП обратил внимание, что покупка кондитерских изделий носит спонтанный характер. Это значит, что потребители выбирают товары, доступные в магазинах, не изучая их подробно. Постоянная реклама продукции «Ударницы» могла бы повысить известность бренда. Однако с 2005 по 2008 год продвижение «Шармэль» не проводилось.

Суд пришёл к выводу, что Роспатент обоснованно отказал в признании знака общеизвестным. В настоящее время бренд «Шармэль» всё ещё зарегистрирован для товаров 30-го класса («Пастила, зефир, зефир в шоколаде»).

Источник: https://pravo.ru/story/252642/

Если вам требуется экспертиза товарного знака или патентная экспертиза, АНО ЦСЭ «Рособщемаш» предоставит вам необходимую поддержку и поможет разрешить все вопросы и проблемы.

Анастасия Завьялкина

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress