Top.Mail.Ru
Что происходит с принудительным лицензированием в России - Expert Portal.ru

Что происходит с принудительным лицензированием в России

Что происходит с принудительным лицензированием в России

Использование изобретений, полезных моделей и промышленных образцов без разрешения правообладателей, также известное как принудительное лицензирование, уже давно закреплено в Гражданском кодексе, однако на практике применяется редко. С созданием правительственной подкомиссии по вопросам принудительного лицензирования, эта ситуация может измениться. Расскажем о работе нового органа, возможности защиты интересов иностранными правообладателями и сможет ли практика со временем распространиться на авторские произведения.

В начале апреля правительство приняло постановление № 380, согласно которому создаётся подкомиссия по вопросам использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Этот документ определяет правила и принципы работы подкомиссии. Постановление также устанавливает порядок рассмотрения запросов и основания для выдачи разрешений.

Создание подкомиссии — это первый шаг российских властей за последние 17 лет действия статьи 1360 Гражданского кодекса. Это может значительно расширить применение практики принудительного лицензирования объектов интеллектуальной собственности (ОИС) в широком смысле этого понятия.

Как устроено принудительное лицензирование

 Способ № 1 

Статья 1362 ГК

Статья 1362 Гражданского кодекса предусматривает два основания для принудительного лицензирования без согласия правообладателя.

  • Первое основание — это отсутствие использования или недостаточное использование изобретения, промышленного образца или полезной модели в течение определённого периода времени (четыре года для изобретения и три года для полезной модели). Если это приводит к недостаточному предложению товаров или услуг на рынке, заинтересованное лицо может обратиться в суд и получить неисключительную лицензию. Это значит, что в дальнейшем такие лицензии могут быть выданы и другим желающим.
  • Второе основание — невозможность использовать своё изобретение без нарушения прав другого патентообладателя. Если правообладатель отказывается заключить лицензионный договор, можно попытаться добиться этого через суд.

Принудительную лицензию выдаёт суд, и за право использовать чужое изобретение или полезную модель придётся заплатить. Важно отметить, что принудительность лицензии не означает её безвозмездность. Для селекционных достижений есть отдельная ст. 1423 ГК.

Эксперты отмечают, что традиционное принудительное лицензирование происходит редко, но иногда случается. Например, в прошлом году 9-й ААС в деле № А40-185112/2022 удовлетворил иск «Медицинской исследовательской компании» и обязал компанию Vertex Pharmaceuticals Inc. заключить лицензионный договор на патенты, защищающие препарат «Трикафта». Право.ru сообщило об этом деле как о первом случае принудительного лицензирования на основании недостаточного использования патента правообладателем.

 

Способ № 2 

Статья 1360 ГК

Ст. 1360 появилась в Гражданском кодексе еще в 2007 году вместе с принятием его четвертой части. Эта норма позволяет российскому правительству принимать решение об использовании объекта интеллектуальной собственности без согласия патентообладателя в интересах национальной безопасности и в случае крайней необходимости. Нужно лишь уведомить правообладателя в кратчайшие сроки и выплатить ему «соразмерную компенсацию».

Юристы подчёркивают, что называть механизм ст. 1360 принудительным лицензированием некорректно, так как в этом случае отсутствуют лицензионные отношения между патентообладателем и пользователем. Старший юрист объясняет, что патентообладатель не выступает в роли лицензиара— лица, которое дает разрешение на использование своего запатентованного объекта.

По мнению советника и главы практики цифрового права, ст. 1360 можно рассматривать как принудительное лицензирование в широком смысле. Отличие от судебного порядка заключается в том, что для получения разрешения от правительства не требуется предварительное обращение к правообладателю. Эксперт добавляет, что для получения лицензии в судебном порядке необходимо получить отказ правообладателя от добровольного заключения договора.

Однако при изучении документов и отчётов правительства становится ясно, что государственные органы иногда отождествляют оба механизма. Например, в одном из бюллетеней Аналитический центр при правительстве называет такие «разрешения государства» принудительным лицензированием.

Долгие годы норму не использовали совсем. Первый известный случай применения этой нормы произошёл в 2020 году, когда правительство разрешило компании «Фармсинтез» использовать патенты американской компании Gilead Sciences для производства препарата с международным непатентованным названием «Ремдесивир» против COVID-19. Это было объяснено тем, что Gilead Sciences не собиралась продавать препарат на российском рынке.

Норма ГК была спящей и никак не использовалась. Более того, не было и регламентов или правил, которые бы предусматривали порядок реализации механизма. Так, не были установлены требования к заявлению, документам, которые должны быть приложены к заявлению, порядок и сроки его рассмотрения.

Второй известный случай применения данного механизма касается разрешения компаниям «Герофарм» и «Промомед Рус» использовать патенты датской компании Novo Nordisk A/S для производства препаратов с международным непатентованным названием «Семаглутид», предназначенных для лечения сахарного диабета. Правительство приняло это решение осенью 2023 года. Основанием для такого решения послужило заявление иностранного правообладателя о прекращении поставок препарата в Россию.

Как будет работать подкомиссия

Подкомиссия, созданная согласно новому постановлению правительства, будет рассматривать запросы российских компаний на использование чужих объектов интеллектуальной собственности (ОИС). Регламент устанавливает требования к заявке и к лицу, подающему её:

  1. Доля российского участия должна составлять не менее 75 %. Если иностранным акционерам или участникам принадлежит более 25 % акций или долей, разрешение не выдадут.
  2. В заявке необходимо подтвердить наличие экономических и производственных возможностей для использования ОИС и взять на себя обязательства по выплате компенсации патентообладателю. Также нужно доказать наличие острой необходимости, связанной с обеспечением безопасности страны или защитой жизни и здоровья людей. Например, в области фармацевтики заявителю следует продемонстрировать, что на рынке отсутствуют определённые лекарственные средства, в результате чего возникает угроза жизни и здоровью людей.
  3. К заявлению на получение разрешения вместе со сведениями о патенте, который планируется использовать, необходимо приложить документальное подтверждение обращения к патентообладателю и отказ патентообладателя от предоставления прав использования или доказательства неполучения ответа. Другими словами, заявитель должен подтвердить, что он не может получить право на использование патента на рыночных условиях.

Сначала заявка направляется в Минэкономразвития. Если она соответствует указанным выше критериям, то министерство перенаправляет её в Министерство промышленности и торговли, Федеральную службу по интеллектуальной собственности, Федеральную антимонопольную службу и орган, отвечающий за соответствующую отрасль, например, Министерство здравоохранения или Министерство обороны. От этих организаций требуется заключение о заявке в рамках их компетенции с выводом о возможности или невозможности выдачи разрешения. После получения документов Минэкономразвития готовит заключение и делает вывод о том, можно ли выдать разрешение.

Затем проходит заседание правительственной подкомиссии, возглавляемой министром экономического развития, с участием представителей других министерств и ведомств в лице заместителей руководителей. Голосование может быть заочным.

Правообладателей не привлекают на этапе рассмотрения заявки заинтересованного лица, и их мнение по поводу выдачи разрешения и какие-либо объяснения не запрашивают. Это потенциально ставит их в положение более слабой стороны.

Если заявка одобрена, подкомиссия получит 15 дней на подготовку документов, которые затем будут направлены на подпись председателю правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции. Согласно информации на сайте камбина, её возглавляет новый министр обороны Андрей Белоусов.

Почему сейчас?

Необходимость в детальном регулировании процедуры привела к увеличению количества обращений к правительству от тех, кто заинтересован в использовании чужих запатентованных решений и готов удовлетворить общественные интересы через такое использование. Эксперт подчёркивает, что это требует исключения произвольного и непрозрачного принятия решений в данной области.

Юрист объясняет создание подкомиссии двумя причинами. Во-первых, необходимостью систематизировать процесс выдачи принудительных лицензий. Во-вторых, желанием государства предоставлять такие лицензии быстрее.

Эксперт называет шаг властей «контрсанкционной мерой». В контексте текущей геополитической ситуации получить право использования того или иного ОИС, принадлежащего иностранному правообладателю, но необходимого для обеспечения интересов государства или широкого круга лиц, может быть крайне затруднительно.

Решение нужно, чтобы не допустить отсутствия необходимых товаров на рынке, которые ранее выпускали или регулировали иностранные компании, покинувшие Россию из-за санкций. Потребность в механизме ст. 1360 ГК возросла в связи с сокращением и прекращением поставок некоторых лекарственных препаратов иностранных производителей.

Необходимо разработать механизм, который позволит быстро и прозрачно решить эту проблему, не давая иностранным правообладателям влиять на ситуацию с определённым товаром на рынке с помощью своих патентов. Здесь идёт речь не о бизнес-интересах, а об экономической безопасности России. «Бизнес может быть заинтересован только в получении прибыли от производства товаров на основе изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, на которые будут распространяться решения подкомиссии», — поясняет эксперт. Юрист соглашается с этим мнением и предлагает учитывать формулировку статьи 1360 ГК о «крайней необходимости». «Это означает, что принудительная лицензия не может быть предоставлена только для удовлетворения коммерческих или иных интересов конкретного заявителя», — утверждает юрист.

В каких случаях будут применять новый механизм

Юристы, опрошенные по данному вопросу, считают, что механизм и процедура, предусмотренные постановлением правительства, будут наиболее востребованы среди фармацевтических компаний и организаций или производителей товаров двойного назначения. Разрешения будут выдаваться для использования запатентованных лекарств. Эксперт обращает внимание на то, что дженерики не всегда так же безопасны и эффективны, как оригинальные продукты, из-за использования другого сырья и технологий производства. Поэтому, необходимо тщательно рассматривать запросы на получение разрешений и предоставлять их только в случае крайней необходимости.

Другой эксперт придерживается другого мнения. Он предполагает, что тенденция применения ст. 1360 ГК исключительно к лекарственным патентам, вероятно, изменится. Власти смогут прибегать к механизму и в других сферах производства, как минимум в стратегических отраслях российской экономики. Вероятно, институт принудительного лицензирования станет одним из механизмов импортозамещения.

Случаи принятия правительством РФ таких решений в области вооружений маловероятны, поскольку действительно эффективное оружие, которое требуется силовым структурам, проектируется за государственный счет по госконтрактам, и эти разработки и так принадлежат государственным предприятиям.

Новые риски и права иностранцев

Эксперты сходятся во мнении, что значительного расширения практики выдачи разрешений на использование ОИС ожидать не стоит. Разрешения вряд ли будут предоставлены всем желающим, и органы исполнительной власти, принимающие решения, будут учитывать, что такая мера является экстраординарной и применима только в случае крайней необходимости.

Массовая выдача принудительных лицензий может привести к разрушению института патентования, делая его бессмысленным, и ухудшить инвестиционную привлекательность российского рынка.

Получение разрешения может показаться простым на первый взгляд, но это не может не пугать правообладателей. Чаще всего от применения этого механизма страдают патентообладатели из недружественных стран.

На «недружественных» правообладателях делает акцент и правительственное постановление. Оно предусматривает специальные правила выплаты компенсации патентообладателям из недружественных государств: она будет зачисляться на счета типа «О», открытые в российских банках. Проблема заключается в том, что для вывода денег из РФ иностранным компаниям придется получать разрешение властей.

Однако, поскольку мнение иностранных правообладателей не будет учитываться подкомиссией, единственным способом защиты их прав остаётся обращение в суд. Поскольку разрешение предоставляется постановлением правительства, первой инстанцией для таких споров будет коллегия Верховного суда по административным делам. До настоящего времени был только один спор, связанный со статьёй 1360 ГК. В начале 2021 года Gilead Sciences уже пыталась оспорить решение (дело № АКПИ21-303). Эксперт выражает сомнения относительно соответствия этого механизма Конституции, поскольку он предоставляет патентообладателю только последующую судебную проверку.

Что дальше?

Санкции спровоцировали появление и других инициатив. Например, предпринималась попытка распространить институт принудительного лицензирования на авторское право, если лицензиар из недружественной страны перестал исполнять обязательства по договору. Проект Федерального закона № 184016-8 отклонили по технической причине: у Минкульта и Минцифры нет полномочий выдавать заключения о недоступности в России того или иного объекта авторских или смежных прав. 

Пока нет чёткого ответа на вопрос о возможности принятия этого или аналогичного законопроекта в будущем. В настоящее время авторское право не подвергается принудительному лицензированию. Однако законодатель может предусмотреть такую возможность для программного обеспечения, например, для критически важных объектов инфраструктуры во время перехода с иностранного ПО на отечественное, считает юрист, специализирующийся на разрешении споров. Трудности с лицензированием программного обеспечения связаны с необходимостью обновления программ для корректной работы, что сложно обеспечить в принудительном порядке.

Вот несколько причин, по которым принудительное лицензирование объектов авторского права вряд ли произойдёт в России:

  • Использование таких объектов не связано напрямую с защитой интересов граждан и государства, и нарушение исключительных прав в этом случае не может быть оправдано. Принудительное лицензирование объектов авторского права прямо не предусмотрено Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности и редко встречается в зарубежной практике.
  • Существуют другие правовые основания для свободного использования произведений, например цитирование в научных, информационных или учебных целях, использование в качестве иллюстраций, публичное исполнение (статья 1274 ГК). Практика демонстрации западными кинотеатрами фильмов как бесплатного «предсеансового обслуживания» основана на этих исключениях.
  • Ограничение поставок западного контента также имеет свои преимущества: оно стимулирует развитие отечественного кинопроизводства, укрепляет сотрудничество с кинокомпаниями из дружественных стран, а российские зрители постепенно отвыкают от монополии голливудского контента.

Таким образом, принудительное лицензирование объектов авторского права вряд ли будет введено в ближайшее время.

Источник: https://pravo.ru/story/253021/

Если вам требуется экспертиза товарного знака или патентная экспертиза, АНО ЦСЭ «Рособщемаш» предоставит вам необходимую поддержку и поможет разрешить все вопросы и проблемы.

Анастасия Завьялкина

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress