Top.Mail.Ru
Адвокат добился оправдания по делу о нарушении ПДД, повлекшем причинение вреда здоровью - Expert Portal.ru

Адвокат добился оправдания по делу о нарушении ПДД, повлекшем причинение вреда здоровью

Адвокат добился оправдания по делу о нарушении ПДД, повлекшем причинение вреда здоровью

Суд указал, что представленные стороной обвинения доказательства не содержат информации о наличии у обвиняемого технической возможности предотвратить ДТП и о прямой связи между его действиями и возникшими последствиями.

Защитник оправданного сообщил, что по делу было проведено множество экспертиз, в том числе за счет его личных средств в частном порядке, которые были приняты во внимание судом. Он добавил, что в настоящее время идет обжалование оправдательного приговора со стороны потерпевшего, а потому основная «битва» еще впереди.

29 марта Орехово-Зуевский городской суд Московской области принял решение оправдать водителя, обвиняемого в нарушении правил дорожного движения в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее причинение вреда здоровью человека. Адвокат Станислав Манохин, представляющий интересы оправданного, рассказал об аргументах стороны защиты и трудностях, связанных с уголовным делом.

31 октября 2021 года на дороге в Орехово-Зуевском районе Московской области произошло ДТП с участием двух автомобилей. Сотрудники ГИБДД выяснили, что водитель автомобиля Volkswagen Golf Л., двигаясь из Шатуры в сторону Куровского, при повороте налево не уступил дорогу автомобилю Skoda Octavia под управлением З., который обгонял другие машины в разрешённом месте на полосе, ведущей в сторону Шатуры. В результате автомобиль Skoda Octavia съехал в кювет, а З. получил травмы.

В дальнейшем против Л. было возбуждено уголовное дело по пункту «б» части 2 статьи 264 Уголовного кодекса. Согласно версии следствия, обвиняемый управлял автомобилем в состоянии опьянения и грубо нарушил требования пункта 10.1 Правил дорожного движения, подвергая опасности жизни и здоровье других участников дорожного движения, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности он должен был и мог предвидеть наступление вредных последствий. В результате ДТП водитель З., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, получил телесные повреждения: закрытые неосложненные переломы позвонков.

Дело рассматривалось Орехово-Зуевским городским судом Московской области. В ходе судебного заседания потерпевший сообщил, что он и его пассажир были пристёгнуты ремнями безопасности. Когда З. приблизился к участку дороги, он заметил, что в попутном направлении в полосе движения в сторону города Куровское перед ним двигалось около пяти-шести автомобилей. Так как скорость этой группы машин была несколько меньше его собственной, он решил совершить манёвр обгона. Перед началом обгона он посмотрел на встречную полосу, убедился в отсутствии других транспортных средств, включил сигнал левого поворота и начал обгонять автомобили. Во время обгона он увеличил скорость движения.

После обгона двух или трёх автомобилей, З. заметил легковой автомобиль с включённым левым указателем поворота, движущийся в полосе, которая вела в сторону города Куровское. Он также обратил внимание на «Фольксваген Гольф», ехавший позади этого автомобиля и тоже с включённым левым поворотом. З. предположил, что водитель легкового автомобиля собирается повернуть налево, на прилегающую территорию, которая вела к продуктовому магазину рядом с трассой, ведущей в сторону города Шатура. Чтобы предупредить водителя о своём намерении обогнать, З. подал длинный сигнал клаксоном. Однако в следующий момент легковой автомобиль выехал на полосу и начал поворачивать налево. З., испугавшись за свою жизнь и здоровье, а также здоровье своего пассажира, нажал на тормоз и повернул руль влево, чтобы избежать столкновения. В результате его автомобиль вылетел в кювет.

Подсудимый Л. вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал. Он утверждает, что в тот день соблюдал все правила безопасности. Приближаясь к повороту в сторону магазина, он включил левый поворотник и заметил, что другие автомобили также включили сигналы поворота и остановились. Л. повернул руль налево и начал выполнять манёвр, но ещё до пересечения встречной полосы увидел, как автомобиль «Шкода Октавия» проехал на большой скорости улетел в кювет. Затем Л. припарковался на обочине, подошёл к машине и увидел мужчину. Он спросил у него, что произошло, и тот в агрессивной форме обвинил Л. в случившемся ДТП.

По словам подсудимого, он не слышал звуковых сигналов и звука торможения. Он также утверждал, что не находился в состоянии какого-либо опьянения, так как ежедневно проходит тестирование. Подсудимый отметил, что не знает, почему в его организме обнаружили наркотические вещества, возможно, из-за таблеток от давления или электронных сигарет. Л. настаивал на своей невиновности и утверждал, что авария произошла из-за того, что потерпевший выбрал слишком высокую скорость и имел небольшой опыт вождения, что привело к его выезду в кювет и получению травм.

Защитник подсудимого Станислав Манохин в прениях отмечал, что потерпевший, не обладая достаточным опытом управления транспортным средством, испугался манёвра водителя Л. при повороте налево во время обгона колонны автомобилей, в результате чего потерял контроль над автомобилем и съехал в кювет, став таким образом зачинщиком аварии. Адвокат указал, что аргументы как потерпевшего, так и следствия основаны только на предположении о том, что подсудимый, согласно акту, представленному в материалах дела, находился в состоянии наркотического опьянения. Однако, по мнению защитника, следствие не учло техническую ошибку в ходе исследования, поскольку Л. страдает повышенным давлением из-за возраста и принимает таблетки, которые дают положительный результат при 95% тестов на наличие каннабиноидов, аналогичных указанным в заключении врача.

Станислав Манохин обратил внимание на то, что его клиент работает водителем на постоянной основе, имеет стаж с 1993 года и никогда не привлекался к административной или другой ответственности в сфере дорожного движения. Адвокат отметил, что вина подсудимого в ДТП не была установлена экспертным заключением, и ходатайство стороны защиты о проведении дополнительной экспертизы не было удовлетворено. Он подчеркнул, что отсутствует прямая связь между ДТП и действиями подсудимого, поэтому состав преступления в действиях Л. отсутствует, так как авария произошла не по его вине, а исключительно из-за действий потерпевшего. Отсутствие состава преступления также подтверждается видеозаписью с места происшествия, на которой видно, что нарушения правил дорожного движения со стороны Л. отсутствуют, так как столкновения между автомобилями «Фольксваген Гольф» и «Шкода Октавия» не было.

Изучив материалы дела, суд пришёл к выводу, что пункт 8.1 ПДД гласит: перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель должен подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны — рукой. Во время выполнения манёвра необходимо избегать создания опасности для движения и помех другим участникам дорожного движения. Согласно пункту 8.8 ПДД, при повороте налево или развороте вне перекрёстка водитель безрельсового транспортного средства должен уступить дорогу встречным транспортным средствам и трамваю попутного направления.

Сторона обвинения пришла к выводу, что действия обвиняемого нарушают пункт 8.1 ПДД РФ. Однако суд указал, что в соответствии с пунктом 8.8 ПДД, при повороте налево обвиняемый должен был уступить дорогу только встречным транспортным средствам и трамваю попутного направления. В то же время потерпевший З. двигался на легковом автомобиле в попутном направлении с автомобилем под управлением Л. и совершал манёвр обгона других транспортных средств, двигавшихся за Л.

В приговоре указано, что сторона обвинения опирается на заключение эксперта, которое подтверждает вину подсудимого. Из заключения следует, что водитель автомобиля «Фольксваген Гольф» должен был следовать требованиям пункта 8.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, а водитель автомобиля «Шкода Октавия» — второму абзацу пункта 10.1 этих правил. Это означает, что при обнаружении опасности на дороге водитель должен снизить скорость.

Однако в заключении эксперта не обнаружена прямая связь между действиями подсудимого и последствиями ДТП, включая аварию с участием З., который потерял управление и съехал в кювет. Также не установлено, была ли у Л. техническая возможность предотвратить эту аварию.

Суд отметил, что этот вывод соответствует позиции, указанной в пунктах 6 и 7 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения». Согласно этому постановлению, уголовная ответственность по статье 264 Уголовного кодекса наступает, если у водителя была техническая возможность избежать ДТП и существует причинно-следственная связь между его действиями и наступившими последствиями. При определении технической возможности предотвращения ДТП необходимо учитывать, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учётом дорожной ситуации, предшествовавшей ДТП. Опасность для движения считается возникшей в тот момент, когда водитель объективно мог её обнаружить.

Как отметил суд, показания потерпевшего, а также допрошенных по делу свидетелей как доказательства вины подсудимого опровергаются исследованными в суде доказательствами и не нашли объективного подтверждения в ходе судебного заседания. Кроме того, суд принял во внимание выводы повторной судебной автотехнической экспертизы о том, что в имевшейся дорожно-транспортной ситуации при выполнении маневра обгона З. должен был руководствоваться требованиями п. 11.1 ПДД  – прежде чем начать обгон, водитель обязан убедиться в том, что полоса движения, на которую он собирается выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам дорожного движения, а также руководствоваться п.11.2 – водителю запрещается выполнять обгон в случаях, если: ТС, движущееся впереди, производит обгон или объезд препятствия; ТС, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево; следующее за ним ТС начало обгон; по завершении обгона он не сможет, не создавая опасности для движения и помех обгоняемому ТС, вернуться на ранее занимаемую полосу.

Если потерпевший посчитал сложившуюся ситуацию опасной для движения, он должен был следовать требованиям абз. 2 п.10.1 ПДД, отметил суд. Маневрирование с целью предотвращения ДТП не предусмотрено правилами дорожного движения. Обвинение в том, что водитель З. имел преимущество при обгоне, не основывается на законе, так как, согласно требованиям пунктов ПДД (11.1, 11.2, 10.1), он не имел превосходства над другими участниками движения, включая тех, кто двигался в одном направлении с ним.

Первая инстанция пришла к выводу, что протокол следственных действий и письменные материалы дела хотя и содержат информацию, важную для уголовного дела, однако не позволяют сделать вывод о наличии в действиях Л. состава преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 264 Уголовного кодекса, так как в них отсутствуют данные о технической возможности подсудимого избежать ДТП и о наличии причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями.

Суд обратил внимание, что возможное нахождение подсудимого в состоянии опьянения само по себе не связано с произошедшим ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Представленные стороной обвинения доказательства также не являются основанием для какой-либо иной квалификации действий Л. При этом суд, руководствуясь закрепленным в ст. 14 УПК РФ принципом презумпции невиновности, истолковал все возникшие по делу неустранимые сомнения в пользу подсудимого.

Таким образом, суд города Орехово-Зуево пришёл к выводу об отсутствии состава преступления в действиях обвиняемого, так как убедительных и достаточных доказательств вины обвиняемого в совершении указанного преступления не было предоставлено, а доказательства, представленные стороной обвинения, признаны недостаточными. В связи с этим суд оправдал Л. ввиду отсутствия состава преступления с правом на реабилитацию. Гражданский иск потерпевшего З. о возмещении морального ущерба в размере 700 тысяч рублей был оставлен судом без рассмотрения.

Станислав Манохин поделился, что в настоящее время в связи с большой текучестью кадров некоторые сотрудники органов следствия расследуют уголовные дела крайне некачественно, и эти дела поступают в суд. Опытные следователи уже вышли на пенсию, а молодые специалисты часто не имеют практического опыта, поэтому адвокаты играют важную роль в расследовании уголовных дел, отметил он. Адвокат добавил, что суды не всегда могут восполнить пробелы в доказательствах, допущенные на стадии предварительного расследования, поэтому защитнику приходится самостоятельно собирать все доказательства, подтверждающие невиновность подзащитного.

Станислав Манохин сообщил, что сторона защиты утверждала в суде, что ход судебного разбирательства противоречит принципам уголовного судопроизводства: обвинительный акт был составлен незаконно, с серьёзными и грубыми нарушениями материального и процессуального права. Кроме того, материалы дела, представленные в ходе судебного следствия, были оглашены не полностью, и видеозапись не была исследована, несмотря на ходатайства защиты и подсудимого.

Адвокат отметил, что в рамках этого дела было проведено множество экспертиз, в том числе за его личный счёт, и они были учтены судом, который сам экспертизы не назначал. Защитник подчеркнул, что его клиент не находился в состоянии наркотического опьянения, и пояснил, что его подзащитный работал водителем в центре по реабилитации инвалидов и ежедневно проходил медицинский осмотр перед выходом на смену. Этот факт также был принят во внимание.

Станислав Манохин добавил, что в настоящее время как прокуратура, так и потерпевший обжалуют оправдательный приговор, и основное судебное разбирательство ещё предстоит в апелляционном суде.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-opravdaniya-po-delu-o-narushenii-pdd-povlekshem-prichinenie-vreda-zdorovyu/

Если у вас возникли вопросы касаемо проведения инженерно-технической или экспертизы видеозаписи, как в судебном, так и внесудебном порядке,  АНО ЦСЭ  «Рособщемаш» предоставит вам необходимую поддержку и поможет разрешить все вопросы и проблемы.

Анастасия Завьялкина

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress